В летнюю ночь

Мне снятся женщины, все больше – молодые.

Красивые и тихие, как снег.

У коновязи шепчутся гнедые

О том, как чуден иноходца бег.

 

Ворота. Дальше – длинная аллея.

За поворотом в белой краске храм.

А здесь, в гостиной, обшлагом алея,

Ведут кавалергарды в польском дам.

 

Пылают свечи, искренне и нервно.

Наутро – в полк, а полк наутро – в бой!

Четырнадцатый. Август. И, наверно,

Исчезнет сон, испуганный трубой.

 

Исчезнет все. И лошади, и свечи,

И лип ряды, и храма купола,

И полночи несвязанные речи,

И дама треф с ломберного стола.

 

Исчезнет сон, как снег на склоне марта.

И спрячет веер слезы на глазах.

Настало утро. Полк рысит на марше,

Чтоб больше не прийти уже назад.

 

Май-июнь 2010