Арены прошлого. Стадионы будущего (эфир от 03.02.2011)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Арены прошлого. Стадионы будущего

В гостях: Михаил Степанянц, руководитель Департамента физической культуры и спорта города Москвы.

03/02/2011 20:05

БЫКОВ: Вечер добрый. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а в гостях у нас сегодня руководитель департамента физической культуры и спорта города Москвы Михаил Сергеевич Степанянц. Добрый вечер.

СТЕПАНЯНЦ: Добрый вечер.

БЫКОВ: Не первый раз мы встречаемся, и опять я хочу погрузить вас в историю московского спорта, только теперь поговорить не о личностях, не о событиях, а о самом дорогом, что есть в мире спорта – о спортсооружениях. Дорогом в буквальном смысле слова.

СТЕПАНЯНЦ: Мы называем это материальной базой.

БЫКОВ: Материальная база. И сразу хочу предупредить дорогих радиослушателей, что если вы хотите с нами поговорить в прямом эфире, то звоните по телефону 65-10-996. Мы с удовольствием послушаем ваши вопросы и ответим. Где же вы всё-таки на самом деле хотели бы заниматься спортом – в "Лужниках" или в собственном дворе, например? По-моему, вопрос достаточно животрепещущий.

С чего начнём, Михаил Сергеевич? С того, что у нас Олимпиада, правда, не в Москве, но Москвы – это неизбежность – она коснётся в 2014 году, зимняя, или с того, что у нас чемпионат мира по футболу в 2018 году?

СТЕПАНЯНЦ: Оба события очень серьёзные, можно с любого начинать. И действительно много вопросов и тех проблем, которые необходимо решить для того, чтобы выиграть Олимпиаду, и для того, чтобы успешно провести чемпионат мира по футболу. И Москва к этому причастна, потому что и подгруппа, и первый матч, открытие будет проходить в Москве.

БЫКОВ: А на каком стадионе?

СТЕПАНЯНЦ: "Лужники".

БЫКОВ: Всё-таки классика берёт своё.

СТЕПАНЯНЦ: Всё-таки будем говорить о том, что "Лужники" это действительно объект уникальный. Честно скажу, когда проводился финал Лиги чемпионов в Москве не так давно, мы все были погружены в эту эйфорию футбола, даже английские болельщики, которые приезжали, насколько они ко всему привыкшие, когда они попали в "Лужники", они стали какими-то совершенно другими.

БЫКОВ: Маленькими!

СТЕПАНЯНЦ: Маленькими, да. Потому что сами "Лужники"... Как только пересекаешь границу, ты понимаешь, что ты попадаешь в совершенно другую атмосферу, атмосферу какого-то внутреннего спокойствия. И в тот же самый момент – приобщение, может быть, действительно к великому, которое мы не всегда для себя ощущаем. Понимаем, что спорт и физическое воспитание это часть общей культуры нации, и вот здесь ты к ней приобщаешься наиболее близко, можно до неё дотронуться руками.

А если учесть, что сами "Лужники", в общем-то, уникальный объект, потому что в мире нигде такого нет, и мы с вами по этому поводу тоже говорили, что вряд ли найдём мы на этом земном шаре страну, где такой объект в таком объёме, в таком величии своём мог бы быть. Потому что мне иногда "Лужники" напоминают, знаете, когда мы смотрим фильмы про Древний Рим, вот этот Колизей, где-то тоже напоминает это...

БЫКОВ: Античность.

СТЕПАНЯНЦ: Да, античность какая-то. И ты себя начинаешь приобщать к этой мировой культуре, даже в ощущении того, что находишься рядом с этой чашей огромной.

БЫКОВ: Вы очень верно заметили по поводу античности. Древние греки, а позже римляне, они очень трепетно относились к физическому состоянию человеческого организма. Ну, тому есть понятное объяснение – иначе не выжить. И строили всё это действительно... Ну, это чем-то напоминало божье капище.

СТЕПАНЯНЦ: Тот естественный монументализм, к которому всегда стремился человек, всегда величие на него наводило мысль о его связи с божествами, и "Лужники" тоже напоминают какой-то такой спортивный Олимп, на котором есть свои боги.

БЫКОВ: Если попробовать провести какую-то идеологическую линейку, ведь не только "Лужники" были в Москве построены в ХХ веке, исходя из этих представлений о том, каким должен быть город спорта, то есть город совершенства человеческого тела и духа. В общем, Петровский парк, хоть он и меньше по размерам, и строился примерно на 30 лет раньше (я имею в виду стадион "Динамо"), но тоже некая аура, некая атмосфера, некий городок в городе.

А если забраться ещё дальше, собственно, с чего начались спортобъекты в Москве... Я вот к своему удивлению обнаружил, когда готовился к сегодняшнему разговору, что 100 лет назад в Москве стадионов не было вообще, и не только в Москве. По-моему, только в Киеве были построены вот к той самой Первой Всероссийской Олимпиаде 1913 года, построен был стадион.

СТЕПАНЯНЦ: В принципе, если говорить о тех видах спорта, которые развивались, они происходили как бы с учётом того, что часть этих видов спорта культивировалась приезжими иностранцами, то для нас в большей степени были понятны те виды спорта, которые, естественно, вырастали из нашей культуры. К ним можно отнести зимние виды спорта – коньки, лыжи. Поэтому могу сказать, что на всех прудах, которые были в России, в парках тоже всегда были катки. К этому, кстати, местные власти очень трепетно относились. И, как и сегодня тоже, тогда вопрос о подготовке катков решался именно властью, и на них организовывались...

БЫКОВ: То есть это было централизовано?

СТЕПАНЯНЦ: Да, да, да, да. Поэтому, будем говорить так, один из первых чемпионов по бегу на коньках был москвич – господин Струнников. Он оставил свой след в олимпийских играх. Потому что это часть элементов общей культуры нации, и даже виды спорта, которые были, которые развивались у нас в стране тогда и в истории своей. Поэтому стадионы появились позже, когда стали приходить те виды спорта, которые были интересны, культивировались, были модными.

БЫКОВ: И когда, видимо, институт боления появился. Потому что если говорить о времени 100 лет назад, то тогда люди не столько болели, сколько сами занимались. Это, кстати, хорошо бы взять сегодня на вооружение – поменьше болеть в прямом и в переносном смысле, а побольше двигаться самостоятельно.

СТЕПАНЯНЦ: Мы очень часто с коллегами из здравоохранения... Ну, у нас никогда споров не было, но есть одно, что в соревновательной части предопределяет наши отношения. Мы хотим предложить москвичам и россиянам, всем, объяснение следующего порядка: если раньше займёмся здоровьем, прилагая какие-то усилия в виде физических упражнений, и введём для себя понимание занятие физкультурой как душ, чистка зубов каждое утро, это как бы обязательный атрибут, и стремление, прежде всего, и дума о своём здоровье, то встреча с моими коллегами из здравоохранения будет гораздо позже, чем это можно себе представить.

БЫКОВ: Но они-то всё больше про таблетки, наверное.

СТЕПАНЯНЦ: А мы наоборот!

БЫКОВ: Кстати, один из основателей российского организованного спорта генерал Бутовский, который был первым членом Международного олимпийского комитета и поддерживал дружеские отношения с бароном Кубертеном, называл не физической культурой, не физическим воспитанием, а называл это физическим образованием. То есть он это так вот рассматривал.

Но вернёмся к стадионам. Кстати, прежде чем опять об истории, а вот какие крупные соревнования ждут Москву в ближайшие 2-3 года? Ну, чтобы общую картину себе представить.

СТЕПАНЯНЦ: Могу сказать, что 13-й год для нас будет очень интересным, ярким, будут проходить два крупнейших мировых соревнования. Чемпионат мира по лёгкой атлетике, по рейтингу это второе-третье место после Олимпиады и чемпионата мира по футболу. Это великолепное событие, яркое, интересное. Звёзды лёгкой атлетики соберутся в Москве, это мероприятие будет проходить тоже в "Лужниках".

БЫКОВ: Строго говоря, после Олимпиады-80 это, наверное, первое такого масштаба соревнование.

СТЕПАНЯНЦ: Конечно, конечно.

БЫКОВ: То есть Москва не знала такого масштабного соревнования уже 30 лет.

СТЕПАНЯНЦ: Мы проводили зимний чемпионат мира по лёгкой атлетике в "Олимпийском", но такой крупный летний чемпионат мира по лёгкой атлетике это очень серьёзное событие. Мы к нему готовимся. Будет проходить в "Лужниках" в 2013 году в августе. Но в июне мы будем принимать в Москве кубок мира по регби, это тоже очень серьёзное событие. И вот два события, разнёсённые по времени в два месяца, предполагают, конечно, большой наплыв любителей спорта в страну, и наши любители спорта, лёгкой атлетики, регби, будут иметь возможность в этом году получить колоссальное удовольствие от этих великолепных спортивных зрелищ. Это 2013 год.

В 2015 году мы поборемся за чемпионат мира по хоккею. Мы хотим вернуть это удовольствие опять в Москву, поэтому в следующем году мы будем бороться за это право. И очень надеемся на то, что мы выиграем это право, на которое претендует ряд стран, хоккейных стран. Поэтому с нетерпением ожидаем апрель-май следующего года, вопрос будет решаться в период чемпионата мира, который будет проходить в Словакии, и там мы попытаемся побороться за это право.

БЫКОВ: Я, в общем, про крупные соревнования, которые нам предстоят, спросил неслучайно. Опять-таки, это впрямую связано со спортсооружениями, которые мы уже имеем или которые нам предстоит построить. И вообще, если говорить о большом спорте и больших спортсооружениях в Москве на протяжении вот этого столетия, то, как правило, что-то строилось под что-то очень значительное.

СТЕПАНЯНЦ: В принципе, в логике да, конечно. Если взять строительный бум спортивных объектов, я не беру "Лужники" и часть объектов, которые...

БЫКОВ: Но "Лужники" ведь тоже строились к событиям.

СТЕПАНЯНЦ: Да, тоже к определённым событиям. То в основе своей такой вот мощный строительный бум спортивных объектов произошёл именно к 80-му году, к Олимпиаде. Но если говорить о другой части, то мы за последние 4 года построили достаточное количество объектов спортивной направленности в городе. Если сравнить объёмы, то они даже превысили объёмы строительства, которые были в 80-м году. Но они не были связаны с какими-то определёнными спортивными соревнованиями.

Ну, предположим, строительство конькобежного центра в Крылатском. Он не был построен к какому-то событию, он был построен, потому что этот вид спорта требовал к себе определённого внимания, не было вообще материальной базы. Времена меняются, интересы тоже, поэтому на этот момент мы построили такое сооружение.

БЫКОВ: То есть, в каком-то смысле можно говорить о том, что вот этот датный подход к строительству спортивных сооружений в Москве в определённой степени изменился. Ну что ж, давайте послушаем рекламу на радио "Финам FM", а потом продолжим.

Реклама.

***

БЫКОВ: Вечер добрый. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а в гостях у нас сегодня руководитель Департамента физической культуры и спорта города Москвы Михаил Сергеевич Степанянц.

Вообще звучит как-то очень длинно. Я как-то привык – Москомспорт, и всем сразу всё понятно становится.

СТЕПАНЯНЦ: Когда создавался департамент, мы аббревиатуру Москомспорт оставили. Так что...

БЫКОВ: Мы говорим об истории московских спортсооружений, московских стадионов. Ну и, естественно, о сегодняшнем дне, потому что жизнь, она же непрерывный процесс.

Что подумалось? Первые спортплощадки возникали в Москве в парках. Сокольники, Ширяево поле, Ходынское поле. По сути, первый полноценный стадион с большими трибунами был построен в 1928 году, это стадион "Динамо", опять-таки, в Петровском парке.

Вот по поводу стадиона "Динамо" хотелось как-то конкретизировать разговор. 80 с лишним лет простояла арена без капитального ремонта. Я просто сам имел отношение к "Динамо", знаю, что там внутри творилось, как там штукатурка падала, как народ во время дождя вёдра подставлял. Что с ним будет всё-таки, когда будет? И насколько всё-таки сохранится та историческая прелесть, с которой мы начали разговор, вот этот вот дух спортивной Олимпии, который, конечно, присутствовал в Петровском парке?

СТЕПАНЯНЦ: Если позволите, я небольшую реплику к тому, о чём вы говорили по поводу спортивных площадок. Они, конечно, зарождались не только в парке. Самая первая спортивная площадка, как ни странно, всегда возникала во дворе. Москва – дворовый город. Мало где в мире можно встретить такие города, где были бы такие уютные дворики, где вся жизнь протекала. Ну, в Закавказье, как правило, Грузия, Армения, Азербайджан, там дворовый принцип всегда придерживался. И там, как правило, мальчишки начинали гонять в футбол, играли в волейбол. То есть, первые дворовые площадки возникали в том сообществе людей, которые проживали во дворах.

Ну, а теперь вернёмся к "Динамо", о котором вы говорили. Да, на сегодняшний день "Динамо" претерпевает и претерпит серьёзные изменения. Всё, что связано с памятником архитектуры, будет сохранено. Но, во-первых, нужно изменить конфигурацию поля по сторонам света, она немного не соответствует мировым стандартам.

БЫКОВ: А есть и такое требование?

СТЕПАНЯНЦ: Да, конечно. Поэтому в этой части сам стадион будет подготовлен, и он вошёл в ту презентационную книгу, которую мы представляли, когда боролись за право проведения чемпионата мира, как один из стадионов, который будет подготовлен и построен к чемпионату мира по футболу. Если учесть, что в 17-м году пройдёт кубок конфедераций, то в 17-м году, естественно, стадион уже должен быть апробирован.

Я не сомневаюсь в том, что это случится, и есть определённые требования к тому, какой должен быть стадион и какой должна быть прилегающая к нему территория для проведения матчей чемпионата мира. И в этой части комиссия ФИФА, которая приезжала, она определила ситуацию понятной, и она понятна для всех, что этот стадион будет подготовлен к чемпионату мира. Но всё это может произойти гораздо раньше, потому что вопрос об инвестировании в строительство стадиона сегодня не составляет темы для обсуждения, и проект, который на сегодняшний день подготовлен, претерпевает определённые изменения с учётом того, что стадион будет подготовлен к проведению чемпионата мира.

Поэтому какой-то угрозы, которая бы нависла над возможностью реализовать этот проект, пока на этот момент никто её не ощущает и не видит. И заинтересованность всех сторон. Но в какой форме и как это будет происходить – это уже процесс, который требует другого обсуждения, не здесь.

БЫКОВ: Если мы пошли по футбольным аренам, по стадионам футбольного типа, следующий адрес неизбежно напротив "Динамо" – это Песчанка знаменитая. Старинное московское место, очень спортивное, откуда пошёл армейский спорт, и где, насколько я понимаю, футбольный клуб "ЦСКА" вот уже 10 лет никак не может ничего с этим стадионом сделать. Не может или не хочет?

СТЕПАНЯНЦ: Я бы не сказал, что 10, потому что камень, который был заложен в начале понимания того, что на этом месте будет стадион... Закладка камня произошла 2,5 года тому назад. Сегодня идёт допроектирование самого стадиона. Надо понимать, что этот стадион будет именно клубный, и туда больше не закладывается никакой истории. Поэтому в этой части, с учётом того, что у руководства "ЦСКА" планы не изменились, я уверен в том, что в ближайшее время после того, как будут уточнены проектные решения, начнётся строительство этого стадиона. Поэтому "ЦСКА" и болельщики его не потеряют, это действительно намоленное место для них.

БЫКОВ: Ну тогда ещё об одной команде, об одном святом имени для наших любителей спорта, у которой намоленного места давным-давно нет.

СТЕПАНЯНЦ: Наверняка "Спартак".

БЫКОВ: Конечно. Хотя когда-то было то самое Ширяево поле, откуда, в общем... Хотя нет, "Спартак" начинал с Красной Пресни, прошу прощения, виноват. Ну, а спартаковский манеж тренировочный, тренировочная база "Спартака" это Сокольники, это Ширяево поле. Что же со спартаковским стадионом-то у нас?

СТЕПАНЯНЦ: Со спартаковским стадионом ситуация более ясная, более реальная и приземлённая. Сегодня работы ведутся на том месте, которое было отведено для строительства. Все помнят, есть у нас в районе метро "Тушино" Тушинский аэродром, в части бывшей территории этого аэродрома было выделено место для строительства стадиона для футбольного клуба "Спартак". Проект этот утверждён и уже реализуется, то есть, как я себе представляю, к концу этого года они из нуля выйдут. Ну, всё остальное, уже как бы конструктив будет сделан. И планируют его простроить к 13-му году. Поэтому здесь реальные вещи, они все понятны. Город понимает важность этого объекта, так как этот объект, по сути дела, тоже вошёл в заявочную книгу, его будущее тоже связано с чемпионатом мира по футболу. Поэтому в этой части мы тоже понимаем перспективу этого стадиона.

И на сегодняшний день у нас есть "Лужники", которые тоже требуют определённой реконструкции, потому что это так надо. Но сегодня вы знаете, что там, во-первых, поле покрыто искусственным покрытием, а на чемпионате мира в большей степени преобладает идеология естественного поля. Если учесть, что "Лужники" для нас это живая история и живая явь, то сегодня такой явью становится стадион "Спартак", перспектива строительства у "Динамо".

БЫКОВ: Традиционно всю свою историю спартаковцы играли в "Лужниках", за редкими периодами, когда "Лужники" по каким-то причинам закрывались. Иногда они на "Локомотиве" играли, на старом ещё "Локомотиве". "Динамо" играло на "Динамо", "ЦКСА" гостевало, как правило. С сейчас получается, что к чемпионату мира по футболу, все основные клубы обретут свои стадионы, свои арены. А что же будет с "Лужниками", с большой ареной, в первую очередь?

СТЕПАНЯНЦ: "Лужники" имеют хорошую, большую перспективу. Во-первых, "Лужники" используются не только для проведения футбольных матчей, есть и другие события, которые ожидают "Лужники" – я говорил о чемпионате мира по лёгкой атлетике.

Более того, к этому чемпионату центральная арена тоже понесет определённые конструктивные изменения. Вы знаете, что само поле немного поднято по отношению к трибунам, к первым рядам. Его опустят ниже, сделают специализированную часть, связанную с лёгкой атлетикой. То есть, тут много вопросов, которые в конструктиве своём изменят облик большой арены "Лужников". Поэтому туда можно будет перенести многие спортивные события, которые не только связаны с футболом. И "Лужники" сегодня не живут только футболом.

Я же говорил, что, приехав туда, ты попадаешь в совершенно другую ауру, когда везде всё занято спортсменами: кто-то бегает, кто-то на роликах, кто-то играет в футбол, кто-то играет в волейбол. До сих пор ещё пока, слава богу, мы видим, интерес к спорту не иссякает. Более того, буквально в прошлом году был открыт гольф-центр там. То есть, "Лужники" будут жить своей жизнью, которая у них есть, а футбол там был, есть и будет.  

БЫКОВ: В 1997 году, я тогда работал в "Известиях", мы сделали такую провокацию: предложили поразмышлять читателям газеты о том, что если у нас чемпионат мира по футболу будет через 4 года. Как в воду глядели. Ну, это так, гипотетически вопрос задавался. И насколько мы к этому готовы.

И первое большое интервью дал тогда руководитель нашего футбола Вячеслав Иванович Колосков, он достаточно любопытные вещи говорил по поводу использования огромной территории "Лужников", в том числе и в применении к современным проблемам, в частности парковки. Ведь когда строились "Лужники", не предполагалось, что на футбол будет приезжать 80 тысяч человек, половина из которых – на своём автотранспорте. Вот какую мысль он тогда вбросил: сделать такие специальные поднимающиеся навесы, которые будут опускаться с набережной над Москвой-рекой, и прямо по всему вот этому куску набережной несколько тысяч машин может влезть. Это я так, может быть, вам пригодится!

СТЕПАНЯНЦ: Спасибо!

БЫКОВ: Следующее, что хотелось бы понять. Ну, в советское время всё было просто с собственностью – собственность была государственная. Соответственно, крупные московские сооружения, которые, конечно, обходились в копеечку при строительстве и эксплуатации, были на балансе государства, на балансе города, что, в общем, не имело большого значения: в случае необходимости ЦК принимало нужное решение, деньги находились и вопросы решались.

Сейчас ситуация кардинально изменилась. И вот мы называли адреса, причём старые спортивные московские адреса, а я так понимаю, что собственность разная. Не всё же принадлежит Москве, не всё принадлежит Москве на 100% и не всё, видимо, будет принадлежать Москве из того, что ей ещё принадлежит, как я понимаю. Какие тенденции?

СТЕПАНЯНЦ: Да, крупные объекты, такие как "Олимпийский", он не является полной собственностью города, город имеет определённое количество акций.

БЫКОВ: То есть это акционерное общество?

СТЕПАНЯНЦ: Да. Если взять "Лужники", то это тоже акционерное общество, где у города есть определённая доля собственности. Если из крупнейших... Вот у нас "Битца" это тоже акционерное общество, но 100% акций у города. Ну и ряд других объектов, которые на сегодняшний день есть в городе, и формы её использования – то ли акционерное общество, то ли казённое предприятие... Вот, предположим, если взять конькобежный центр в Крылатском, то это казённое предприятие. То есть, это определённая форма, которая позволяет нам работать с казённым предприятием на уровне субсидий, то есть городского заказа, который определяет, всё остальное они зарабатывают сами. Но распределение тех средств, которые они получают, идёт в совместных интересах города и самого объекта.

У нас есть объект, который тоже казённое предприятие – там же в Крылатском центр "Динамо", где баскетбол. Там сособственниками является московское городское физкультурно-спортивное объединение "Динамо" и город. Поэтому в этой части тоже идёт совместная эксплуатация, содержание.

Различные формы в городе есть, но будем говорить так, что никто сам по себе жить в этом городе не может, потому что мы все друг от друга зависим. Сама московская спортивная отрасль, она очень широкоаспектная, так как количество видов спорта, которое культивируется в городе, предопределяет и большое количество участников этого процесса, а исходя из этого востребованности самих спортивных сооружений.

Более того, для спортивных сооружений очень выгодно иметь отношения с городом, так как мы заполняем определённую временную нишу, ту факторию, которая принадлежит уже нам. И они не хотят менять её, потому что это связано с самим престижем самого объекта. Поэтому в этой части вопрос только в цене, которую мы определяем в наших отношениях. Пока проблем определённых не было в этой части.

БЫКОВ: Ну, дай бог, дай бог. А теперь мне хотелось бы перебраться на другие адреса, куда менее известные, но от этого не менее любимые москвичами. Я имею в виду локальные спортсооружения.

В конце 80-х годов, я помню, писал заметки на эту тему, и тогда в Москве насчитывалось порядка 60 так называемых заводских стадиончиков. С трибунами на 2-3 тысячи зрителей, с достаточно скромными возможностями, тем не менее, это были локальные центры спортивной жизни. Плюс там, между прочим, разыгрывался чемпионат Москвы по футболу, были бесчисленные заводские команды – "Металлурги", "Металлисты", "Подшипники", "Фрезеры", и так далее, и так далее. Кстати, на "Фрезере" родился как футболист Эдуард Стрельцов.

СТЕПАНЯНЦ: Многие, многие начинали.

БЫКОВ: Многие там родились. И вот я не хочу ничего плохого сказать, но на уровне ощущений как москвича. Куда-то это стало всё исчезать.

СТЕПАНЯНЦ: Ну, это не ощущение, это явь, будем говорить так.

БЫКОВ: Вот об этом среднем сегменте хотелось бы ваше мнение услышать. Вообще, будущее у такого вида стадионов в принципе есть или мы эту московскую спортивную культуру сознательно потеряем и взамен предложим что-то другое? Но, прежде чем у вас получится на этот вопрос ответить, мы послушаем рекламу на радио "Финам FM"!

Реклама.

***

БЫКОВ: Вечер добрый. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а в гостях у нас сегодня руководитель Москомспорта, а если официально, то Департамента физической культуры и спорта города Москвы Михаил Сергеевич Степанянц. Мы разговариваем о московских стадионах, об их сегодняшнем дне, отчасти об их будущем.

И вот прервались на том, какое будущее и есть ли оно вообще у стадионов средней руки, вот у тех вот заводских, которое старшее поколение помнит по фильмам "Вратарь республики", когда спорт воспринимался, да и вообще вся жизнь, как некая коммуна. И вот этот вот мини-островок спорта был местом, куда приходили семьями, где пиво распивали, где в карты играли...

СТЕПАНЯНЦ: Сегодня нельзя.

БЫКОВ: Я понимаю! Тем более после вчерашнего заявления, что штраф будет до 5 тысяч рублей за распитие, не стоит пить на стадионе. На стадионе стоит заниматься другими делами. И всё-таки, что с ними происходит?

СТЕПАНЯНЦ: Опять же, передача называется "Вот такая история", я тоже хотел бы вернуть нас именно в объяснениях этой проблемы в историю, которая была для России тяжёлая. Я имею в виду приватизацию. На тот момент, когда вопрос стоял о приватизации основных средств, то непрофильные активы, к которому относилась вся "социалка", по сути дела, должны были отойти субъектам федерации и местным органам власти.

К сожалению, этого не произошло, и многие непрофильные активы оказались приватизированы и вошли в состав акционерных обществ, которые были созданы со стопроцентным государственным капиталом или же частичным. Они оказались в руках тех, у кого они на сегодняшний день и находятся. Часть из них в федеральной собственности, а часть находится и в частной собственности.

Я почему подчёркиваю непрофильные активы? Потому что для некоторых объект приобретённый был связан с производством и интересом именно в этом бизнесе, поэтому на тот период эти стадиончики были либо застроены, либо использованы не по назначению.

БЫКОВ: Перепрофилированы.

СТЕПАНЯНЦ: Перепрофилированы, да. То есть, на месте некоторых стадионов начали воздвигаться производственные площади, жилые дома, автостоянки. Часть из них сохранилась, но сегодня они находятся в основном капитале акционерных обществ, хотя являются непрофильными активами. Но все наши попытки решить вопрос о передаче, о возвращении... Может быть, и стоит сегодня затрагивать этот вопрос, вернуть нас к тем годам, где надо восстановить ту справедливость законную, которая тогда была определена в вопросах приватизации, и вернуть их все под крыло местных органов власти. Ну, я говорю о Москве. Я уверен в том, что мы сможем придать им новую жизнь. Хотя и сегодня часть из них руководством предприятий, ведомств бывших используется по назначению. Ну, я могу сказать, предположим, "Крылья Советов" – один из таких очень интересных...

БЫКОВ: Это на проспекте Будённого, завод "Салют".

СТЕПАНЯНЦ: Да. У нас с руководством сложились определённые отношения. Ну, я его привожу в пример, но и с другой частью тех стадионов, которые сегодня живы благодаря тому, что руководители этих предприятий это люди, которые понимают важность тех социальных проблем, о которых мы говорим, которые сегодня требуют определённого внимания, и они это внимание уделяют.

Но с каждым годом им становится всё сложнее удерживать эту ситуацию, потому что это непрофильные активы и их развитие не входит в интересы собственников. И тогда мы идём на решение ряда вопросов, исходя из того, что тренеры, которые ведут спортивные секции, школы на этих стадионах, они являются тренерами, которые у нас являются и стоят на ставках Центра физической культуры и спорта, наших спортивных школ. И ведут эту работу с детьми, дабы не потерять всю эту ситуацию, чтобы этот стадион жил, потому что средств на его содержание практически не выделяется.

Поэтому, мне кажется, решение этой проблемы заключается в том, что если это непрофильные активы, их нужно возвращать, возвращать в соответствии с законом. Но почему они не возвращаются? Потому что к этому тоже есть определённый интерес. Мы не знаем, что собираются сделать те, для кого стадион не является Меккой для поддержания состояния физического духа, а являются интересом для застройки или использования их по другому назначению.

Я уверен в том, что части тех, кто обращает внимание на эти объекты в этом плане, мне кажется, что нужно просто им понимать, что не надо этого делать, а надо сделать всё для того чтобы наши дети и молодёжь имела возможность реализовать все свои усилия. Для того чтобы собственное эго получило, будем говорить так, экологическое направление, должны заниматься, иметь возможность заниматься спортом, придя туда. Пускай где-то бесплатно для кого-то, для кого-то это платно, но чтобы это стало той частью их жизни, которая позволяет нам говорить... Вот хорошо, когда есть традиции. У нас есть традиции, и важно, чтобы мы их все вместе поддерживали. И те, кто имеет на это право, и те, кто хотел бы иметь на это право.

БЫКОВ: Понятно. То есть надежда остаётся. Третий пласт московской спортивной культуры, который возник тоже не вчера – мы этого коснулись – это те самые московские дворы. Сама структура города к этому толкала, а уж структура спальных районов, которые стали расти вместе с ростом Москвы... Скажем так, в конце 60-х – в 70-е годы, так это просто программировалось. Я имею в виду спортивные площадки, которые носят жуткое совершенно название с советских времён – дворовые плоскостные сооружения. Не хотите ли поиграть в баскетбол на плоскостном сооружении?

СТЕПАНЯНЦ: Это в архитектурном понимании представление этих объектов.

БЫКОВ: Тем не менее, если окунаться в 70-80-е, мало было таких дворов, где не стояла бы хоккейная коробка, другой вопрос – в каком она была состоянии и как она использовалась.

Но далее процесс развивался следующим образом. Уже на излёте советского периода принимались решения о том, что все детские сады должны быть с площадками и бассейнами, все школы. Кстати, по школам претензий нет, это вообще очень интересный вопрос, потому что это колоссальное количество закрытых спортсооружений, которые в связи с ограничениями в законе об образовании полноценно всё-таки не используются, как мне кажется.

И, наконец, если я не ошибаюсь, 87-й год – знаменитое решение московских властей о строительстве в городе 117 физкультурно-оздоровительных комплексов в стиле ангара для вооружённых сил. Из которых было построено, по-моему, штук 7, а дальше случилось то, что случилось – 91-й год, тему заболтали.

Какими они должны быть эти плоскостные сооружения сегодня? Устраивает вас то, что осталось от того времени? Какие новации? Или спорт должен из двора в таком виде уйти, уйти в те самые современные фитнес-центры, на крупные стадионы? Какая концепция?

СТЕПАНЯНЦ: Нет, конечно. Если вернуться опять к истории, то вот эти вот плоскостные сооружения, дворовые спортивные площадки, они были той частью интереса молодёжи, юношества, детей, которые на этих площадках наиболее ярко проявляли свой интерес к какому-то определённому виду спорта. На тот момент были специализированные организации, которые занимались тем, что развивали секционную работу, и на этих площадках, в школах тоже. Это институт тех преподавателей спортивной направленности, спортивных организаторов, которые занимались этой работой.

Всё изменилось, конечно, после 91-го года, не надо рассказывать эту историю, когда сформировалось новое государство, и спорт не оказался вот в этой части...

БЫКОВ: Приоритетной, массовой.

СТЕПАНЯНЦ: Мы начали терять не только саму конструкцию управления, но и начала рушиться система. И получилось так, что дворовые площадки, которые были, они оказались никому ненужными, но многие из них оказались под интересами строителей – на них строились дома.

БЫКОВ: Та самая точечная застройка.

СТЕПАНЯНЦ: Да. Бизнес, который, в общем-то, определил свой интерес к земле, и так неважно было, что под этим есть. Мы сохранили ту часть, которую было на тот момент возможно. Наиболее серьёзная работа началась где-то с 2000 года, когда мы понимали, что мы теряем эту позицию. Руководство города это тоже понимало. Тогда было принято решение о том, что больше спортивные площадки не использовать под строительство каких-либо объектов.

Но здесь тоже один момент. Есть официально оформленные спортивные площадки, под которые земля отведена и есть соответствующие документы. Но, к сожалению, таких оказалось не так много. На сегодняшний день у нас официально зарегистрированных площадок порядка 3 тысяч 800. Которые сегодня, в целом, соответствуют тем стандартам, которые были определены в своё время по отношению к этим спортивным площадкам. И на них ведётся работа: мы восстановили систему спортивных организаторов, мы создали в каждом округе Центр физической культуры и спорта, мы наполнили их содержанием, а это значит инструкторами, тренерами, которые пришли на эти площадки. Но мы понимали, что для города этого недостаточно, и надо было развивать этот конструктив, оставляя площадки как ту базу, где люди со двора, выйдя, готовы проявить себя в спорте. И тогда было принято решение о строительстве ФОКов.

Скажу честно, что подбор первых участков земли, который шёл, он определял в целом развитие программы. Но тогда правительство Москвы уточнило и эту программу тоже, что ФОКи должны строиться в шаговой доступности. То есть, практически так, чтобы это было удобно для жителей. Мы понимаем, что ребёнок отправился туда, мы всегда волнуемся, как он туда доедет и вернётся обратно. Поэтому, чтобы снять эту проблему, стали искать участки земли, находить их в шаговой доступности в том микрорайоне, жилом массиве, в котором его можно было разместить, чтобы подходы к нему были ясны, понятны, безопасны.

Могу сказать, что за последние 4 года мы построили более 160 таких объектов. Это были разработанные проектные решения, потом типовые проекты, по которым строились...

БЫКОВ: То есть, это уже больше, чем в 87-м году запланировал Горком партии.

СТЕПАНЯНЦ: Да, да, да. Я не буду утверждать, что они великолепны по своей архитектуре, но это были первые намётки своего понимания и видения того, какими они должны быть. Сам проект строительства уникален, нигде такого объёма строительства таких ФОКов не было, и мы взяли на себя впервые такую серьёзную строительную нагрузку. Могу сказать, что в целом программа получилась, и сегодня вопрос о том, строить или не строить ФОКи, он уже не стоит – их надо строить.

Теперь я хотел бы вернуться к нашим дворовым площадкам, к тем плоскостным сооружениям. Мы, конечно, понимаем, что сегодня они уже не соответствуют и не отвечают нормам и желаниям, которые хотели бы видеть в них москвичи, жители столицы, гости, которые временно проживают в Москве. Поэтому на сегодняшний день мы подготовили определённые новые видения этих сооружений, которые позволят сделать эти площадки универсальными, накрытыми (не крытыми, а накрытыми), со специализированной сетью проката, кафе, тёплых раздевалок.

Такие проекты есть, я уверен в том, что они в ближайшее время должны пройти адаптацию понимания, восприятия этой концепции развития вот таких вот, может быть, дворовых мини-спортивных комплексов. Даже есть проект и бассейна открытого, который будет с тёплой водой зимой, будет целая система водоподготовки, 25-метровый бассейн, который займёт 50 метров в длину...

БЫКОВ: 50 метров в длину – это прилично!

СТЕПАНЯНЦ: 50 метров это с учётом того, что 25 – вода, а остальное – технические помещения и тёплые раздевалки. И конструктив такой, который, помните, в своё время был на открытом бассейне "Москва", когда из раздевалки ты сразу же в воду и выплываешь...

БЫКОВ: Да, да, да, там тоннельчик такой был.

СТЕПАНЯНЦ: Здесь тоже такой же вариант. У нас катастрофически не хватает воды в городе. Думается, что вариант такого бассейна, который позволит... Не нужно будет далеко ехать, это можно будет сделать недалеко от своего дома. Тоже интересен будет. И мы хотим осознание понимания сегодня вот таких вот спортивных площадок микрорайонных, районных, дворовых, может быть, изменить. Ввести новую современную струю, которая позволит совершенно по-другому воспринимать вот эти плоскостные сооружения внутри дворов или рядом с ними.

БЫКОВ: Насчёт бассейна вопросик-то я, конечно, заготовил, да ещё с красивым воспоминанием, с рассказом одного моего коллеги, который садился в Мельбурне на закате и видел, как отражается солнце в тысяче бассейнов во дворах. Но потом подумал, что сам по себе вопрос-то довольно нелепый, потому что Москва это совершенно другой город, Россия это совершенно другая страна, и бассейнов в каждом частном дворе... Если они у нас и будут, то это личное дело каждого. Также не успели мы затронуть вопрос о кадрах. Я думаю, что это не последняя наша встреча. Потому что на всех тех объектах, о которых вы говорите, особенно во дворах, должны работать люди-специалисты. Этот момент у нас тоже сложный.

А хотелось бы остановиться на том, что Москва – это и большие исторические стадионы, и дворовые плоскостные спортсооружения, и рабочие заводские стадиончики. Это наша спортивная история, хорошо бы её всю сохранить. Спасибо, что были с нами.

СТЕПАНЯНЦ: Спасибо за то, что пригласили.

БЫКОВ: До свидания.

СТЕПАНЯНЦ: До свидания.

БЫКОВ: Это была программа "Вот такая история". Вот такая история! Но это ещё не всё.

© Finam.fm