Ой, вы, кони, мои кони! (эфир от 16.12.2010)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ой, вы, кони мои, кони!

В гостях: Алла Ползунова, вице-президент Содружества рысистого коневодства России.

16/12/2010 20:05

 БЫКОВ: Вечер добрый. На радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а в гостях у нас сегодня Алла Михайловна Ползунова, вице-президент Содружества рысистого коневодства России. Звучит очень формально, но на самом деле Алла Михайловна к лошадям значительно ближе, чем это формальное название, всю свою жизнь. Добрый вечер, Алла Михайловна.

ПОЛЗУНОВА: Добрый вечер.

БЫКОВ: Животрепещущей эту сегодняшнюю нашу тему назвать трудно, потому что у нас животрепещущие темы остро политические сейчас в России. Но вот живой я бы её назвал с большим удовольствием, потому что речь мы будем вести о живых существах, которые были рядом с человеком, бог знает, с какого времени. С того момента, наверное, когда человек осознал, что он есть человек и ему потребовались помощники.

Кстати, дорогие друзья, если вас лошади интересуют хоть в каком-то виде, то звоните к нам в студию, пожалуйста, по телефону 651-09-96. Ответим на любые вопросы, в том числе и на такой вопрос: не пора ли из авто перебраться в седло? Может быть, это более эффективный способ перемещения по Москве, чем тот, которым мы сегодня пользуемся?

Ну, а теперь серьёзно. Прежде чем седлать вороного, давайте поразмышляем об истории конного дела в России. Если верить такому источнику как Вашингтонский департамент земледелия, в конце XIX века он опубликовал статистические данные, на Земле поголовье лошадей составляло более 60 миллионов голов. Половина – свыше 30 миллионов – жила в России. И невольно напрашивается вывод, что мы – конная страна. Вот в нашем случае количество переходило в качество, Алла Михайловна?

ПОЛЗУНОВА: Конная страна, потому что технически она была вообще очень плохо оснащена. Но в то же время вся жизнь в России, не только сельское хозяйство, но и военное, и городское, и всё, что только может быть, вся жизнь была связана с лошадью. Кстати, я вам должна сказать, что лошадь – вы правильно сказали – делает человека человеком. И сейчас она делает его человеком. Знаете, почему? Наверняка у всех дома есть собака или кошка.

БЫКОВ: У меня есть собаки, да.

ПОЛЗУНОВА: Если что-то не так, вы можете на собаку крикнуть, топнуть, она вас послушается. Сколько бы вы ни кричали на лошадь, что бы вы ни делали, любая лошадь, даже маленький жеребёнок, он настолько силён, что вы с ним ничего не сделаете. Это равноценный партнёр человека. Поэтому в сегодняшнем мире очень мало таких моментов, где нужно иметь равноценного партнёра, которому вы вынуждены, если вы с ним имеете дело, вы вынуждены с ним считаться и к нему прилаживаться. И это вообще в течение всей жизни. Поэтому лошадь делает человека человеком. А что бы человек вообще делал без лошади, ведь она его к цивилизации привезла! В пешем строю он ничего бы никогда не сделал.

БЫКОВ: А когда примерно начался этот процесс приведения человека в человеческое обличие с помощью лошади? Я читал, что примерно 6 тысяч лет назад коневодство уже возникло как некая система постоянная.

ПОЛЗУНОВА: Я хочу вам сказать, кстати, что система тренинга лошадей была ещё до нашей эры в восточных странах. Вот есть такой трактат Киккули специальный, персидский, о подготовке лошадей. Почитайте изумительную книжку "Конь и всадник" Ковалевской, где изучаются все вот эти вот подходы, вся история взаимодействия человека и лошади. И эти принципы до сих пор интересны, потому что лошадь так просто не подчинишь, с ней надо работать, она требует от человека достойного внимания. Вот сейчас, когда человечеству очень трудно воспитывать в себе такие качества как взаимодействие, уважение, как раз общение с лошадью очень помогает.

БЫКОВ: И всё-таки давайте погрузимся в дебри истории, но не общечеловеческой, а нашей российской. В общем, общее место, что Древняя Русь – это леса, это реки, это достаточно сложные коммуникации. И наивно, наверное, полагать, что в этих самых дремучих чащах...

ПОЛЗУНОВА: Без лошади не обойдёшься.

БЫКОВ: Нет, то, что не обойдёшься – понятно. Но что лошадь в них жила, та самая, дикая, которую приручали... Насколько я понимаю, первые лошади у славян, у русичей появились привозные?

ПОЛЗУНОВА: Ну, как вам сказать. Всё-таки степи, печенеги, скифы, здесь лошади появились самые первые. Но, кстати, раскопки показывали, что на Алтае лошади... Вот среднеазиатские лошади, это всё пришло оттуда. Конечно, Россия никогда не была родиной лошадей, но то, что она получала лошадей очень много и осваивала, и конезаводское искусство в России тоже было очень высоко... Я не говорю про такие далёкие времена, как Иван III, но Артемий Волынский, вы, наверное, слышали...

БЫКОВ: Да, да, знаменитая фамилия.

ПОЛЗУНОВА: Он, кстати, основал систему конных заводов, он вводил лошадей самых разнообразных пород, потому что тогда все сидели на лошадях. И лошади европейские, и среднеазиатские, и со всех сторон – это было его дело, его творчество. Но, конечно, самый расцвет – это примерно XVIII век.

БЫКОВ: Как я понимаю, как раз во многом и ордынцам мы проигрывали из-за того, что у нас конная сила была слабее и у них была культура на порядок выше в то время. И потом... Собственно, вы упомянули великого князя Ивана III, что при нём возник первый конезавод, но таких серьёзных выводов из этого делать, наверное, не стоит. Но я читал, что иностранцы, которые бывали в России и возвращались к себе назад в XVI веке, в XVII веке, то есть до того знаменитого XVIII века, к которому мы вернёмся, писали, что "русичи или московиты сидят на очень красивых, холёных конях высоких, что вызывает чувство зависти". Откуда они брались-то?

ПОЛЗУНОВА: А всё-таки это вот с Юга, это как раз оттуда шли, из азиатских стран. Это южные лошади, как правило. Но я вам должна сказать, что эти лошади, конечно, привозились раньше, чем пошли из Европы лошади. Но европейские лошади были лошадьми каретными. Вот эти знаменитые датские, голландские лошади, испанские, самых разнообразных пород.

И, вы знаете, это история такая... Как решил граф Орлов, который был фаворитом Екатерины II... Есть такая история, как он решил и понял, что нужно срочно создавать отечественную упряжную лошадь. Когда они должны были Екатерину сажать на престол, и эти замечательные такие лошади европейского уровня, они, знаете, такие огромные, с такими хвостами, шикарные...

БЫКОВ: Кирасирские.

ПОЛЗУНОВА: Нет, это упряжные такие были лошади. Они везли карету и на полдороги эти лошади встали и всё, ни туда и ни сюда. И, как история говорит, не знаю, насколько это правда, они бегали кругом, каких-то крестьянских лошадей вынуждены были найти, заложить в эту карету, чтобы не опоздать делать переворот. Вот тогда Орлов решил, что в России будет своя лошадь.

БЫКОВ: Ну вот, мы таким естественным образом перешли к графу Орлову, который является, по большому счёту, родоначальником нашего отечественного профессионального конезаводства и, кроме всего прочего, создателем великой породы. Тем не менее, хочу заметить, что при Дмитрии Донском, наряду с лёгкими татарскими лошадьми, которых мы получали из кочевий, вот эти вот самые мощные высокие кони, они назывались улучшенная русская. Вот это для меня было откровением. Это правда или это придумано современными историками, или любителями коневодства?

ПОЛЗУНОВА: Такой специализированной своей российской лошади всё-таки нет. Это были выводные лошади откуда-либо, но они... Ведь огромное количество было при каждом дворе, огромное количество лошадей. Причём, они, конечно, путём скрещивания... То есть вы имели простых лошадей и, скрещивая их с выводными красавцами, которых дарили – персидских, туркменских... И тогда они блистали и были блистательными лошадьми. Получали то, что необходимо было самому цвету государства.

БЫКОВ: Аристократии. Итак, середина XVIII века, граф Орлов-Чесменский, Хреновое. Да?

ПОЛЗУНОВА: Да.

БЫКОВ: Почему ему такая мысль пришла в голову, вы уже объяснили. А вот, собственно, с чего он начал?

ПОЛЗУНОВА: Начал с Москвы, Остров. Под Москвой был его конный завод, здесь недалеко. Но то, что он был лошадником, то, что он был великим зоотехником, кроме всего прочего...

БЫКОВ: То есть это не просто блажь такая, это знания?

ПОЛЗУНОВА: Это знания. Потому что он и в Европе... Очень много он изучал работ тогдашних английских селекционеров, которые занимались разведением. Неважно, какой вид животных – свиньи, коровы или лошади, принципы селекции они близки и интересны. И то, что он у себя имел в этом своём конном заводе десятки самых разнообразных пород, и тысячи... Когда в государственную казну принимали Хреновской конный завод, уже тогда их было не так много – около 2 тысяч. А вы представляете, что это было при графе Орлове? И он видел перед собой идеал, который казался ему нужным, и благодаря этому он выбирал лошадей разных пород.

Я думаю, всем известна история Сметанки, которого он получил после того, как рыцарски отнёсся к гарему паши, которого он победил в битве Чесменской. За это ему был продан необыкновенный жеребец, лучший. По тем временам, когда корова стоила 3 рубля, стоил 60 тысяч серебром.

БЫКОВ: Я думаю, что об истории Сметанки, к сожалению, как раз далеко не все наши соотечественники сейчас знают. И по Сметанке у меня есть один вопрос, который я вам обязательно задам после того, как мы послушаем рекламу на радио "Финам FM".

Реклама.

***

БЫКОВ: Вечер добрый. На радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а в гостях у нас сегодня Алла Михайловна Ползунова, вице-президент Содружества рысистого коневодства России. И, насколько я знаю, 45 лет, Алла Михайловна, вы провели, управляя лошадью.

ПОЛЗУНОВА: Мастер-наездник.

БЫКОВ: Вдумайтесь – 45 лет. Дорогие друзья, те из вас, кто хочет поменять автомобильный руль на седло – звоните нам в студию: 651-09-96. Может быть, что-нибудь подскажем толковое, есть, у кого спросить. А теперь вернёмся к орловской Сметанке. Насколько я понимаю, жеребец?

ПОЛЗУНОВА: Жеребец Сметанка, конечно, жеребец.

БЫКОВ: А почему тогда такое название женское?

ПОЛЗУНОВА: Ну, так назвали – Сметанка.

БЫКОВ: Насколько я помню, это связано с мастью.

ПОЛЗУНОВА: Он был белый. Во-первых, был белый, во-вторых, он был необычный для арабской породы. Когда он пал, то вскрытие показало, что у него была лишняя пара рёбер. У лошади 18 пар рёбер, а у него было 19. То есть для упряжной лошади характерен удлинённый, а для лошади верховой – несколько квадратный или чуть-чуть укороченный. Так вот, несмотря на то, что он был араб, арабская лошадь верховая, он был совершенно другого стиля. И, видимо, это Орлова как раз и заставило обратить на него внимание.

И он настолько высоко его ценил, что он не доверил его морю, и его год вели через Балканы, специально сопровождал караул, его вели в Москву год. Но, к сожалению... Почему потом он и перевёл свой конный завод из Острова в Хреновое, в эти степи, потому что климат для вот этих арабских лошадей, персидских, туркменских, бухарских, конечно, это было... Самое главное – вот эти степи воронежские, они, конечно, очень помогли созданию породы.

И Сметанка прибыл в этот конный завод в Остров, к сожалению, прожил только год и пал, оставив только пять жеребят – одна дочь и четыре сына. И хватило этих сыновей, чтобы основать две породы – орловскую рысистую и орлово-ростопчинскую, орловскую верховую. То есть такого уровня, такого класса... Вы знаете, всё-таки лошадиное дело – это немножко искусство.

БЫКОВ: Я думаю, что даже не немножко.

ПОЛЗУНОВА: Знаете, есть такое выражение у конников – глаз надо иметь на лошадь. То есть вы можете как угодно теоретически выбирать, но есть специалисты, которым это дано. Посмотрев на лошадь, он может для себя определить, что вот эта лошадь именно то, что надо. Вот, вы видите... Хотя он шёл методом проб и ошибок, у него, я ещё раз хочу сказать, были представители десятков пород европейских, восточных, каких хотите, но всё-таки из них были выбраны лошади, которые сделали то, что было надо.

БЫКОВ: Ну вот, кстати, лежит в основе кровь арабской породы. А ещё?

ПОЛЗУНОВА: Голландская и датская, упряжные лошади. Причём от Сметанки и датской кобылы родился жеребец Полкан I, который при сочетании с голландской кобылой дал Барса I. Вот мы разыгрываем сейчас главный приз для орловских рысков, дерби орловское, называется приз "Барса".

Барс – родоначальник. Если вы пойдёте в музей коневодства, то вы увидите картину "Орлов на Барсе". Это действительно была лошадь, которая сразу сделалась фундаментом породы. Был он 1784 года рождения, и практически... Орлов умер в 1809 году. Вот считайте, за 25 лет практически порода была... Это удивительно.

БЫКОВ: Кстати, сколько средний возраст лошади?

ПОЛЗУНОВА: Средний возраст лошади вообще от 22 до 25 лет. Лошади, которые живут дольше – это уже долгожители. Это лошади, которые обладают особенно крепкой конституцией. Есть такие лошади, есть целые линии, которые... Именно вот долгожители отличаются этим. А есть линии, которые необыкновенно красивые, но, вы знаете, очень рано как-то сходят со сцены.

БЫКОВ: Вот мне в Хреновом рассказывали историю, я не помню, к сожалению, имени этого жеребца, который прожил более 40 лет. Такой легендарный, по-моему, да? Или это легенда?

ПОЛЗУНОВА: Более 40? Более 30... Ну, вообще говорят по статистике, что была такая лошадь, которая дожила чуть ли не до 50 лет. Я сама видела в Европе сына Старс Прайда, выдающегося американского производителя, ему было 35 лет, у него уже морда была седая, вместо зубов были пеньки, но он ещё был бравенький. Но это большая-большая редкость.

БЫКОВ: А теперь, наверное, самое время объяснить нашим радиослушателям, да и мне глупому, зачем нужны были рысистые?

ПОЛЗУНОВА: Это правильно.

БЫКОВ: Тем более, насколько я знаю, это же не природный аллюр. Лошадь так в природе не ходит.

ПОЛЗУНОВА: Правильно. Резвая рысь – аллюр искусственный, это было создано человеком. Потому что она бежит так резво за счёт того, что пролетает над землёй, и её совершенно все физиологические принципы движения отличаются от галопирующей лошади. Галоп – это естественный аллюр. А почему именно в России появился первый рысак, ещё до американского, французского и прочего. Вы знаете, недаром сейчас символом нашей страны считается орловский рысак и русская тройка. Кстати, когда в 2008 году были всемирные конные игры в Аахене, выбирали, что бы поставить символом России, и привели туда как раз русские тройки из орловских рысаков. Надо сказать, что реакция была исключительной. Что я хочу вам сказать? Ведь почта России – это тоже удивительная совершенно организация.

БЫКОВ: Да уж, особенно сейчас!

ПОЛЗУНОВА: Мы о сейчас не говорим! Кстати сказать, как раз Пётр I завёл тройки почтовые, почта, организованная от Владивостока и дальше, до западных границ. Ведь это же удивительно, дороги наши никогда не были хорошими. Не знаю, будут ли они когда-нибудь, но никогда не были хорошими. Поэтому, прямо скажем, творчество русское народное создало такую упряжку, которая была наиболее экономичной, толковой, и помогла освоить вот эти вот просторы. Это русская тройка.

Потому что русская тройка, дуговая запряжка, эта система сама по себе необычна, её нигде в мире больше нет. И разноаллюрная запряжка, когда пристяжные идут галопом, а коренник в середине рысью движется – это наиболее экономичный и толковый вил передвижения.

БЫКОВ: Это связано, наверное, с тем, что ещё коренник бежит по твёрдой дороге, а они несутся сбоку, бог знает, по чему.

ПОЛЗУНОВА: Да, они могут галопом идти где угодно. Причём виды запряжек были и есть... Можно было перепрягать и парой, если дорога такая, что проехать невозможно. То есть вот эта вот запряжка сама требовала лошадь, которая была бы достаточно крупной, бегающую резвой рысью, приспособленной к нашим условиям любым, выдерживающая всё на свете. И обеспечивающую всё конезаводство, всё сельское хозяйство нашей страны, скажу я вам так.

Потому что орловский рысак не только сам оказался востребованным в России, но он был лучшим улучшателем всех местных лошадей. Вот это огромное поголовье, которое было, крестьянских и разных других, лучшим улучшателем и самой востребованной лошадью всегда был именно орловский рысак. Причём он был и лучшей городской лошадью, потому что в городе же все на лошадях были. И лучшей лошадью для города был тоже орловский рысак. И затем, когда к 50-м годам XIX века он вышел в Европу, то практически всё беговое дело во всех странах Европы развилось благодаря орловским рысакам. Это Австрия, это Германия, это Италия, Голландия и даже Франция.

И в 1867 году на Всемирной выставке в Париже вороной Бедуин Хреновского конного завода в Болонском лесу по песчаной дорожке показал такую резвость, что его тут же хотели купить французы. Причём по этой дорожке не специализированной показал примерно такую же резвость, как американская кобыла в ту же пору в Америке. Это был мировой рекорд. То есть в тот момент орловский рысак был не только востребован как резвая лошадь, но как лошадь, отвечающая всем требованиям, всем запросам.

БЫКОВ: Лошадь-универсал, по сути.

ПОЛЗУНОВА: Да. В России. Ну, Россия же всегда была удивительной страной.

БЫКОВ: Так и остаётся.

ПОЛЗУНОВА: Кстати сказать, конезаводство после реформы 1861 года, когда конные заводы многие терпели крах, ведь не стало рабочих рук крепостных...

БЫКОВ: Да, крестьяне начали уходить в город.

ПОЛЗУНОВА: Начали уходить в город. Но я вам должна сказать, что вот очень интересная книжка есть, если кто захочет, про Вахенского. Это изумительная книжка, написанная в 1909 году, но как будто это сегодня сделано. Надо сказать, что нас спас в тот момент европейский рынок. Потому что орловцы были востребованы, шли в Европу, и благодаря этому лучший конный завод и многие заводы как раз уцелели, и лошади орловские были востребованы.

БЫКОВ: А вот помимо графа Орлова, если смотреть на хроники того времени, ведь многие аристократы, родовитые семьи занялись конезаводчеством профессионально. Ну, ряд фамилий довольно длинный. Но кто-нибудь умудрился встать рядом с Чесменским?

ПОЛЗУНОВА: Я вам должна сказать, что с точки зрения рысистого дела он был, конечно, единственным и неповторимым. Причём не надо его... У него хватало своих разных причуд, скажем так. Ведь он не разрешал из своего завода продавать ни одного жеребца, он продавал только кобыл. Поэтому получить в чистоте орловского рысака за пределами Хреновского завода было невозможно. Ну, вы, может быть, знаете эту историю, как орловский рысак вышел за пределы Хреновского завода?

БЫКОВ: Честно говоря, нет.

ПОЛЗУНОВА: Вам хочу сказать, что, конечно, великим его конезаводчиком и его учеником был Василий Иванович Шишкин. Крепостной, который был настолько талантливым человеком, что вырос, начиная от конюшенного мальчика до управляющего конным заводом. И когда умер Орлов, то его дочь Анна Алексеевна взяла управляющим именно Шишкина. И тому, что эта порода стала этой породой мы обязаны не только Орлову, но и Шишкину, потому что он продолжил и утвердил. Но через некоторое время начались... Ну, он же всё-таки крепостной был.

Я не буду рассказывать историю, как он вольную получил – это особая песня. Он использовал условные рефлексы, и в момент, когда прибыл государь император в конный завод, он сделал так, что лошади приветствовали, как только он переступил конюшню, лошади его приветствовали ржанием. До этого в течение месяца их учили, что как открывают, насыпают овёс, открывают окна, и лошади ржать начинают перед раздачей. И вот, когда Александр переступил порог конюшни, конюхи, стоявшие снаружи, открыли ставни и лошади приветствовали. Ну, если даже научил лошадей приветствовать государя, он получил вольную.

Но дальше история была ещё интереснее, потому что выяснилось, что одна из кобыл, проданная на аукционе, оказалась жерёбая.

БЫКОВ: То есть беременная, чтобы было понятно.

ПОЛЗУНОВА: Да, беременная. И родился от неё жеребчик. Шишкин доложил графине, что родился жеребчик и за него просят хорошие деньги. Ну, что одна лошадь может сделать против целого завода, в котором тысячи лошадей? Она сказала: "Пусть покупают. Хочешь – сам покупай". Он его купил. И затем, когда его изгнали с Хреновского завода, этот жеребец по кличке Старый Атласный в руках такого мастера, он создал целый завод Шишкина. Шишкина изгнали, но первый частный завод, уникальный, это были лошади завода Шишкина.

Потому что остались люди совершенно некомпетентные, неграмотные, это был кризис Хреновского завода до той поры, пока его не выкупили в казну. А шишкинские лошади продолжили всю историю орловской породы, и оттуда пошли самые лучшие, надёжные лошади. Орловские рысаки оттуда пошли. Вот какая была история.

БЫКОВ: То есть опять роль личности в истории, ничего с этим не сделаешь. Так, ну, уже после того, как мы в XIX веке доказали Европе, что у нас есть свои настоящие лошади, этим же дело не кончилось, и процесс начал развиваться и дальше. И вот этот стык XIX-XX века ознаменовался большими победами наших лошадей, насколько я знаю, на всяких международных соревнованиях. Или это были наши наездники и жокеи, а лошади были чужие?

ПОЛЗУНОВА: Во-первых, я вам хочу сказать, что первый ипподром Европы, рысистый ипподром Европы – это Московский. 1834 год. Это наша уникальнейшая... Ну, это примерно то, что Большой театр. Представляете? Рысистый ипподром, на два года позже был ипподром во Франции как официальный...

БЫКОВ: Вот, чтобы было понятно, о чём мы тут говорим. Рысистый – это как раз когда лошадь бежит, перебирая ногами.

ПОЛЗУНОВА: В упряжи.

БЫКОВ: А скаковые ипподромы – там, где скачки. Вот на этом объяснении мы прервёмся и послушаем рекламу на радио "Финам FM", а потом поговорим о ХХ веке.

Реклама.

***

БЫКОВ: Вечер добрый. На радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории нашего отечества. В студии автор и ведущий программы Михаил Быков, а сегодня в гостях у нас Алла Михайловна Ползунова, вице-президент Содружества рысистого коневодства России, наездник с 45-летним стажем. Ничего не соврал? Говорим мы, как вы, естественно, догадались, о лошадях.

В который раз предлагаю нашим дорогим радиослушателям задуматься о том, не поменять ли руль на седло и что для этого нужно сделать. Но энтузиазма пока не видно, всё-таки руль, похоже, современному человеку дороже, как это ни прискорбно.

А мы остановились, рассказывая об истории русского конного дела на начале ХХ века. Ну, начало ХХ века, к сожалению, это трагический период нашей истории, и на лошадином поголовье, на конном деле это отразилось тоже в полной мере. Сначала Первая мировая война, потом Гражданская, потом всё то, что происходило на русском селе, когда его перестраивали на новый, советский лад. И, как я понимаю, именно в этот момент у нас громадные были потери в лошадином составе в стране. Нет?

ПОЛЗУНОВА: Ну, не сказала бы я. Давайте начнём такие этапы. Сначала о том, как орловский рысак чуть не погиб в начале века. Орловский рысак... Ну, Россия это особая страна, она всегда движется замедленными темпами. Поэтому... А американский рысак вырастал в условиях капиталистических, энергичных, направленных в одном направлении – развитие резвости. Ему не надо было обслуживать города и так далее, всё шло параллельно. И поэтому, не встав на те пути селекции и развития, орловский рысак проигрывал в резвости своему американскому сопернику. Плюс у американцев это охватило практически всю страну – бега, ярмарки, и так далее. А у нас из всего поголовья на ипподром попадало процентов 15 лошадей, остальные все шли в город, в деревни, спрос был огромный.

Но самое главное – развитие ипподромов в России началось с развитием тотализатора. В 1879 году был открыт тотализатор.

БЫКОВ: Вот на этом интересном моменте я повторяю телефон студии: 65-10-996. Может быть, не смена руля на седло, а возможность играть на тотализаторе заинтересует радиослушателей и позволит задать им свои вопросы? Итак, 65-10-996.

ПОЛЗУНОВА: К нам начали идти американские рысаки и орловцы при таких игровых моментах начали проигрывать американцам. И когда казалось, что американский рысак победил и вытеснит с ипподромов... В начале ХХ века появилась лошадь. Вот роль личности в истории. Лошадь, которая повернула всё и показала возможности орловского рысака, лошадь столетия – Крепыш. Тогда говорили, что в России есть две знаменитости – Крепыш и Шаляпин.

БЫКОВ: Причём именно в такой последовательности? Сначала Крепыш, потом Шаляпин?

ПОЛЗУНОВА: Не знаю, но факт остаётся фактом, что его знали все, то это была лошадь, которая не проигрывала американцам. Он был настолько велик, что его хозяин объявлял через все журналы, что он готов выступить против любого рысака в мире. Что когда сюда привозили двух американских рекордистов, которые резвее двух минут бежали на 1 тысячу 600 метров, стандартную дистанцию, и они показывали своих лошадей в Москве... Сначала выехал американец и показал свою лошадь на коротком расстоянии, а затем выехал наездник крепыша и показал ещё резвее. И американцы решили не вступать в борьбу.

И тогда, в 1910 году настал момент, когда в защиту орловского рысака выступил профессор Кулешов. Ну, надо сказать, что была очень хорошо организована... Конезаводчики встали стеной и сохранились лошади-метисы, так их называли, помеси орлово-американские. Они сыграли свою роль в нашей стране, но сохранился и орловский рысак в чистоте. Были созданы такие условия. И финансовая часть, то есть работа тотализатора позволяла делать достаточно прибыльной и интересной эту программу. После мировой войны, вы знаете, орловских рысаков осталось около 600 голов по всей стране. Вы представляете, практически...

БЫКОВ: Красная книга, да.

ПОЛЗУНОВА: Да, готовы заносить в Красную книгу. И всё-таки мы можем сейчас говорить о чём хотите, но он возродился, и к началу Великой Отечественной войны мы уже имели поголовье, считали не сотнями, а тысячами. Рекорды все были побиты, орловские рысаки были совершенно замечательного качества. А знаете, что самое интересное? В 18-м году, после Гражданской войны тотализатор закрыли на три или четыре года. Но в 22-м году стало ясно, что коневодство племенное нуждается в финансировании, что оно может и имеет возможность само себя финансировать. И в 22-м году в Москве был открыт тотализатор. В Москве, Ленинграде и других городах. И следующий удар по нашей лошади был нанесён, как это ни странно, в 90-е годы, когда орловский рысак был просто на грани исчезновения.

БЫКОВ: Насколько я понимаю, удар-то был не только по орловцам нанесён. И страшная история с ахалтекинской породой, которая как раз в 80-х годах разразилась, когда пускали табуны, грубо говоря, на колбасу. Собственно, с будённовской породой начались тоже проблемы, которые уже чисто советского периода явления.

ПОЛЗУНОВА: Но всё-таки я должна сказать, что лошади ещё сохранились, выглядели, бежали и так далее. Но параллельно одно с другим – мы чуть не потеряли отечественную породу национальную, потому что в 96-м году у нас было 700 кобыл только, то есть это уже был критический момент для орловского рысака. Ну и, честно говоря, после того, как... Любое же дело требует пропаганды. Мы чуть не потеряли русскую тройку. Но в 91-м году, когда кончились чемпионаты, соревнования, показ русских троек, и мы схватились за это дело... Вы представляете, у нас в стране осталось два человека, которые могли запрягать.

БЫКОВ: Давайте на этой грустной ноте остановимся. Может быть, тонус поднимут наши радиослушатели. Давайте послушаем Александра. Добрый вечер, слушаем вас. Простите, что-то со связью. Может быть, Ольга Романовна что-то нам добавит. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я хочу вас поблагодарить за необычайно интересную передачу. Кроме того, я большая любительница лошадей, и огромное спасибо Алле Михайловне, это не просто рассказ о лошадях, а о чём-то гораздо большем.

БЫКОВ: Это признание в любви!

СЛУШАТЕЛЬ: Это признание в любви. И вопрос, конечно. Когда-то я ходила на ипподром. Можно ли сейчас, обучают ли сейчас там верховой езде? И дорого ли это нынче стоит?

БЫКОВ: Вопрос понятен.

ПОЛЗУНОВА: Могу вам сказать, что на ипподроме и в маленьком манеже и в большом манеже продолжают обучать. Но это стоит так дорого, что я бы... Я думаю, что, наверное, это очень дорого. Когда я слышу о том, сколько стоит... Приходите на конюшню на рысистую! Мы вас в качалку посадим, и этом будет не так тяжело с физической точки зрения, и не менее интересно. Потому что рысистая лошадь – это само по себе особое дело, особые тонкости.

БЫКОВ: И вот всё-таки вторая попытка Александра. Давайте попробуем. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Алла Михайловна, я бы хотел задать вопрос. Вот я читал про казаков много, у них была некая донская, что ли, порода. Она имеет отношение...

ПОЛЗУНОВА: Нет, нет, нет, не путайте. Совершенно правильно вы говорите, она не имеет отношения, может быть, к орловской, но на сегодняшний день две породы национальные, которые у нас действительно представляют для нас интерес, которые являются именно символом России – донская порода... Порода казаков именно донских. Это замечательная порода, необыкновенная, востребованная, золотая лошадь, причём единственная золотой масти, сохранившаяся в очень небольшом количестве.

Я могу сказать, что если с орловской породой грустно, но мы после 15-летней работы можем смело говорить, что мы вышли из прорыва. У нас сейчас в этом году в случку шло 1,5 тысячи кобыл. То есть, мы можем уже сказать, что кризис миновал, а уж дальше вопрос нашей работы. Но донская порода, к сожалению, пока не может этим похвастаться. Хотя это уникальная, необыкновенной красоты и необыкновенных качеств лошадь.

БЫКОВ: Ну, раз уж мы так вступили в диалог с радиослушателями, давайте ещё дадим слово. Ещё раз Александру, но, видимо, уже другому. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел вот какой вопрос затронуть. Я являюсь внуком Николаем Александровича Калалы. И хотелось бы...

ПОЛЗУНОВА: Правда?!

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И хотелось бы, во-первых, узнать, продолжается ли его фамилия сейчас на нашем ипподроме. Во-вторых, хотелось бы услышать, имена хотя бы вспомнить тех людей, которые продолжали рысистую, наши соревнования рысистые. Я вот помню... Ну, вы наверняка были знакомы с Марией Бурдой...

ПОЛЗУНОВА: Ну, вы мне говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: На самом деле, может быть, и меня вы маленьким видели, я у Николая Александровича частенько бывал в конюшне.

ПОЛЗУНОВА: Соседи по конюшне были. А я Павла Александровича Лыткина работала.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вас помню на самом деле, хотя я тогда совсем ребёнком был. Мне сейчас 50 с небольшим лет. И было бы интересно просто, если вы приглашаете, посидеть в качалке тоже. Как это возможно сделать?

ПОЛЗУНОВА: Телефон скажу я вам быстренько свой мобильный: 8-916-347-45-75. Все, кто любит лошадей, пожалуйста, звоните! Мы рады ответить на все ваши вопросы и помочь вам в общении с лошадьми.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо огромное.

БЫКОВ: Спасибо, Александр. Всего доброго. Так, сбили меня с какой-то глубокой мысли таким активным интересом...

ПОЛЗУНОВА: Можно я скажу?

БЫКОВ: Конечно, вам слово.

ПОЛЗУНОВА: Ну, во-первых, я хочу вам сказать, что русская школа наездников – одна из самых великих. Это не только доказано у нас где-то, но в мире конном. Самый знаменитый приз – приз Америки, который разыгрывается во Франции и считается призом номер один. 8 раз его выиграл француз Жан Рене Гужо, а второе место занимает – 6 раз выиграл – петербуржец Александр Финн.

А потом, в 65-м году Лыткин Павел Александрович, у которого я работала помощником, который как раз был соседом с Николаем Александровичем Калалой, это были великие наездники. Николай Александрович выигрывал в Швеции, причём вне конкуренции, на самых таких дистанциях, где, казалось бы, скандинавы гуляли, не зная себе равных. А Лыткин получил американскую лошадь и на американской лошади на длинной дистанции обыграл французов. Знаете, как писали тогда газеты? Что два события в том году – русские спутник запустили и Лыткин выиграл приз Парижа, обыграв французских рысаков!

То есть сама школа российская, она была необыкновенная. И мне очень жалко, что мы третий раз... Вот считайте. Первый раз мы начали с того, что открыли тотализатор и двинули рысистые скаковые породы. Второй раз во время революции мы опять открыли тотализатор.

БЫКОВ: А теперь мы его закрыли.

ПОЛЗУНОВА: А теперь два года, как мы закрыли и не можем открыть! Хотя все страны, всё конезаводство держится как раз на доходах с тотализатора.

БЫКОВ: Ну, вот вы мне рассказывали о том, что, по-моему, во Франции тотализатор фактически...

ПОЛЗУНОВА: Он кормит всё конезаводство, это считается добровольной передачей денег из города в деревню, потому что вся индустрия конезаводческая... Потом из этих 8 миллиардов (4 – от рысаков, 4 – от скаковых) 7% идёт на социальные нужды государства. Плюс, это достаточно нормально для любого конного дела.

Я вам хочу сказать, что Московский ипподром в своё время, когда на нём нормально работал тотализатор, содержал Большой театр, и бесплатно содержали у себя всех лошадей на Московском ипподроме. Поэтому какая-то сейчас неразумная система, которая в течение... Приравняв к игровому бизнесу вот это сельскохозяйственное предприятие, не дают возможности отрасли стать доступной всем людям, самодостаточной, и принести прибыль. Удивительно.

БЫКОВ: Это притом что, как вы говорили, у нас в стране сейчас 60 ипподромов...

ПОЛЗУНОВА: Нет, у нас 40.

БЫКОВ: Но это достаточно много.

ПОЛЗУНОВА: Достаточно много. Причём это ипподромы от Читы и Улан-Удэ до Средней полосы – Тамбов, Курск, Орёл. Все здесь, понимаете. То есть, мы практически можем дать возможность развития конного дела по всей стране.

БЫКОВ: Ну что ж, дотянули мы до XXI века. А в XXI веке совсем недавно журналист и депутат Государственной думы Александр Невзоров потряс общественность на "Первом канале" своим фильмом о лошадях. Ничего по этому поводу не хочу говорить от себя, просто один из наших радиослушателей задаёт вопрос на эту тему: "Что вы по этому поводу думаете, если вам этот фильм знаком?" Если можно, концентрировано.

ПОЛЗУНОВА: Я очень концентрировано скажу. Я даже не хочу вступать и никогда, как бы меня ни призывали, я не хочу вступать с Невзоровым... Мне просто его жалко.

БЫКОВ: Вот так вот.

ПОЛЗУНОВА: Конечно. Тем более человек, который имел когда-то, как пятиборец, дело с лошадью, он, в общем-то, говорит о том... Ведёт себя как, честно говоря, не специалист. В каждом деле есть свои отрицательные и положительные вещи, но он удивительное создание. Ему хочется привлечь к себе внимание, конечно, разными методами. Я тут недавно видела его передачу о молочном деле, тоже примерно такого же уровня. С ним даже не хочется вообще ни о чём говорить.

БЫКОВ: Но это ваше личное отношение или это некая консолидированная позиция?

ПОЛЗУНОВА: Это не только личное, это отношение спортсменов, специалистов и так далее. Я считаю, что он до некоторой степени приносит вред. Вы знаете, когда начинают нянчиться с лошадьми и забывать о том, что лошадь не игрушка, и вот его все вещи, когда он хочет показать, что с лошадью можно без удил обращаться, так и сяк, он даже не понимает, какой он вред наносит, как могут пострадать люди, которые начинают делать то, чего не надо делать. Техника безопасности. Я горжусь тем, что за 45 лет у меня на конюшне не случилось ни одного тяжёлого несчастного случая.

БЫКОВ: Ну что ж, ваша оценка понятна. Несколько лет назад, находясь со своим сыном, тогда ещё школьником средних классов, в Петербурге, предложил ему прокатиться по Дворцовой площади на экипаже. Нам этого показалось мало, и мы попросили возницу везти нас дальше. Он нас довёз до гостиницы на Фонтанке, 2 километра мы проехали, люди смотрели на нас очень доброжелательно. Чего и всем нашим радиослушателям желаю в отношении лошадей. С вами была Алла Михайловна Ползунова...

ПОЛЗУНОВА: Всего вам хорошего! Приходите к лошадям!

БЫКОВ: И автор и ведущий программы "Вот такая история" Михаил Быков. Вот такая история! Но это ещё не всё.

© Finam.fm