Русские баллы (эфир от 27.05.2010)

Русские балы

В гостях: Оксана Захарова, доктор исторических наук.

27/05/2010 20:05

БЫКОВ: Добрый вечер. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". В студии автор и ведущий Михаил Быков. Сегодня у нас в гостях доктор исторических наук, профессор Оксана Захарова.

ЗАХАРОВА: Здравствуйте.

БЫКОВ: Добрый вечер. В чём суть, с чего начнём? Начнём с того, что в ближайшую субботу в Константиновском дворце в Стрельне под Санкт-Петербургом пройдёт ХХ юбилейный бал, называющийся "Война и мир". Что это за бал, коротенечко можете сказать?

ЗАХАРОВА: Я, конечно, постараюсь коротенечко. Но главная идея какова? Вы знаете, что в романе графа Льва Николаевича Толстова "Война и мир" бал Наташи Ростовой. И в этом году своеобразный юбилей с той даты, которую устанавливает Лев Николаевич в своём романе. И Андрей Дмитриевич Толстой, граф Толстой проводил подобные балы на протяжении почти 20 лет в Лондоне, а в этом году решил в Петербурге.

БЫКОВ: То есть он впервые в России?

ЗАХАРОВА: Да, в России это будет впервые. И меня, как человека, который, ну, так сложилось волею судеб, давно занимается не только балами, но и государственными военными церемониалами Российской империи, в том числе и балами, пригласили быть научным консультантом. Я считаю, что это мой долг, я согласилась.

Единственное, я предложила здесь внести какое ещё дополнение – не только "Войну и мир" вспомнить Льва Николаевича Толстого, но и вспомнить то, что в этом году исполняется 90 лет со дня легендарного "Синего бала" князя Феликса Юсупова в Лондоне в Альберт-Холле 1920 года. Сбор средств от этого бала позволил несколько лет достойно существовать Русскому красному кресту. Это было уникальное событие в жизни культурной Европы. Представьте себе: синие гортензии, которые струятся по стенам Альберт-Холла, венчики из роз, украшающие стены и ложи, золотая пагода на сцене, с которой ровно в полночь в образе синей птицы слетает в центр зала Александра Павлова и начинает танцевать.

Когда дошло дело до менуэтов в костюмах Бакста, в исполнении кордебалета великой Павловой, зал неистовствовал. Это был не просто восторг. Повторяю, сборы превысили всё возможное. Вы знаете, даже были случаи, например, когда одна дама не смогла пойти на бал, но пожаловала бриллиант в 6 каратов в пользу Русского красного креста. Как писал Феликс Юсупов: "Да, действительно, мы ожидали, но что так Европа откликнется и поможет нам..."

И вот 90 лет. И организаторы милостиво согласились, поэтому здесь в исторической части, которую, я надеюсь, я буду вести, я как раз скажу присутствующим господам, что мы соединяем. А почему соединяем? Потому что принадлежность к аристократии – это, помимо всего прочего, слова Михаила Семёновича Воронцова: "Люди с властью, богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство". И если вы занимаетесь благотворительностью, то это подтверждает вашу принадлежность к так называемой элите. Вот, что здесь интересно.

БЫКОВ: Замечательное вступление. Ну, раз бал ХХ, значит, у него есть своя история, вы её коснулись. Всё-таки мне кажется, что история русских балов уходит корнями значительно дальше, и меряется не десятилетиями, как "Синий бал", а столетиями.

Достаточно расхожая точка зрения, что балы в России появились благодаря инноватору всех времён и народов Петру Великому. Это знаменитые ассамблеи. При строительстве Петербурга всё это, так сказать, силовым образом, внедрялось в сознание элиты того времени. Но у меня есть данные, что первый бал в России прошёл несколько раньше, и его участницей была знаменитая Марина Мнишек. Или я ошибаюсь?

ЗАХАРОВА: Да, я пишу об этом в своих книгах, что указ об ассамблеях вышел в 1718 году, а первые-то балы – это был опыт у нас в России весьма неудачный, что и неудивительно. Это был Кремль. И Лжедмитрий I, Дмитрий I наш, которого, как вы помните, на Красной площади встречали криками "ура" и с безумной радостью (мы не любим об этом особо вспоминать), а потом сожгли, в сторону Львова выпалили. Так вот, он первый раз-то в польском, а на французский манер в полонезе, прошёлся именно в Кремле. Поэтому вот опыт-то был неудачен. Не хватило у него сил, и Россия ни за что не могла потерпеть такое: посты не соблюдает, голая Марина там, простите, с плечами.

И вот первый, между прочим, пир с участием женщин, где дамы танцевали, был в Лефортово в 1699 году. Но интересно, что Пётр Алексеевич не разрешил участвовать в этом собрании своей сестре Наталье, и она с царевичем Алексеем, знаете так, отогнув тяжёлый бархатный занавес, издалека только смотрела. Он ещё своей сестре не разрешил. А ассамблея – это тоже далеко не бал. Потому что там, вы знаете, в одной комнате играли в шахматы и шашки (карты Пётр терпеть не мог), в другой танцевали, в третьей распивали вино. Были приглашены все сословия, излишняя учтивость наказывалась кубком большого орла. Хозяин не имел права никого ни встречать, ни провожать.

И, вы знаете, не могу не удержаться и не рассказать один случай, потому что легко об этом времени говорить, но чуть-чуть вот один пример, который характеризует немного с другой стороны. Генеральша Олсуфьева не пришла подобное мероприятие. А женщины приходили, тоже должны были выпивать определённую норму. И она не пришла. И тогда наказание: явиться и выпить эту норму. Она обращается к Екатерине: "Матушка императрица, не потому не пришла, что строптива, а потому что на последних я днях, на сносях, куда же мне прыгать-то, да пить?" Она обращается к супругу.

А вот тут, понимаете, ничего не чёрного и белого, нет таких цветов в природе. Вот кто он? Государственный человек. Императрица обращается к супругу: "Пётр Алексеевич..." На что он ей отвечает: "Придти и выпить". "Но почему?" "Олсуфьева – урождённая немка. Если я сделаю ей послабление, Петербург подумает, что я к немцам благоволю". Несчастная женщина накануне данного события разродилась мёртвым ребёнком, которого тут же пришли и отнесли в Кунсткамеру. Вот вам один эпизод из жизни того времени.

И как тут не вспомнить Ключевского: "Пётр не мыслитель, а мастеровой". Он считал, что Россия – корабль. И вот всё, что можно творить с людьми... Но с другой стороны, я вот всё-таки хочу сказать, царство женщин-то на русском престоле с этого и началось. Он сам того не ведая так закалил женский характер в России, что XVIII век и пройдёт как царство женщин на русском престоле.

БЫКОВ: Если у кого-то есть желание вмешаться в наш разговор – пожалуйста, ждём ваших звонков: 730-73-70. А что касается политической составляющей, то, в общем, ассамблеи, может быть, были более политическим событием по сути своей, чем развлекательным. Пётр преследовал там весьма конкретные цели, как я понимаю.

ЗАХАРОВА: Он объяснял это так: главная цель – сближение всех сословий. И, кстати, поднять авторитет женщины. Потому что вы знаете, что ещё в XVII  веке женщина не могла сидеть с мужчинами за одним столом, так называемый обряд целовальной чаши – выходила с чашей, поцеловала в щёчку каждого из гостей, глазки опустила и ушла. Пётр так закалил, сам того не рассчитывая... Но уже при Екатерине I в 27-м году, когда она уже закончила правление, в 25-м, когда начала, уже этого не было. Уже появились карты, потому что я сказала, что карты он терпеть не мог.

И вот здесь, например, такой сюжет. Мы всё время привыкли правление Анны Иоанновны писать, рисовать в чёрных тонах, у нас всё время крайности какие-то, понимаете. Засилье немцев... Но этот же немец... Ну, например, немец или не немец, не будем тут национальность говорить, Миних. Великие победы...

БЫКОВ: Да, да, великий полководец, незаслуженно забытый.

ЗАХАРОВА: Великий полководец и великие победы. Тот же самый "Ледяной дом", мы по роману Лажечникова всегда привыкли рыдать там, значит. Там, конечно, есть над чем рыдать, но есть и чем восхищаться. Потому что вся Европа говорила: "Посмотрите, что творят эти русские! В 40-градусные морозы строят дом". И вот я возвращаюсь к нашим праздникам. Пушки... Знаете, Михаил, мало кто знает о том, что были ледяные пушки, которые стреляли ядрами и пробивали фанерные доски. И французы писали: "Слушайте, что они творят?" То есть, всё это было...

Да, первый визит китайского посла. На балу Анна Иоанновна обращается к нему... Вообще случай потрясающий. Китайский посол приходит на бал, представляете. Бал, кстати... Одеты удивительно дамы, вкус... Французы писали: "Откуда что взялось? 34-й год, они уже начинают танцевать менуэты лучше, чем все". И китайского посла Анна спрашивает: "Покажи мне самую прекрасную в этом зале". На что восточный человек с тонкой иронией говорит: "Как много звёзд на небе, столько прекрасных женщин здесь присутствующих". "Нет, покажи". И он, не зная, что перед ним дочь Петра Елизавета Петровна, показывает и говорит: "Если б не такие большие голубые глаза, равных ей не было бы на этом свете".

Вот и всё. То есть, такие даже сюжеты, исторические анекдоты, то есть то, что было, это тоже было на балах.

БЫКОВ: Мы продолжим после того, как послушаем рекламу на радио "Финам FM".

Реклама.

***

БЫКОВ: Добрый вечер. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кто неравнодушен к истории своего отечества. В студии автор и ведущий Михаил Быков. А в гостях у нас сегодня доктор исторических наук, профессор Оксана Захарова.

Мы говорили с Оксаной Юрьевной о русских балах. Ну, собственно, мы об этом и продолжим говорить, но прежде хотелось бы понять, откуда они вообще пришли и где зародились. Насколько я понимаю, это сугубо европейская затея, Восток как-то равнодушен к такого рода мероприятиям.

ЗАХАРОВА: Ну, как сказать. Во французском словаре, который вышел в конце XVIII века, есть интересные упоминания о том, что Сократ в своё время получил похвалу за участие в балах. А Платон был наказан за то, что от бала отказался. Катон принимал участие. То есть, понимаете, Восток не Восток, но всё уходит, как я часто говорю своим студентам: "Без Греции и без Рима нам, ребята, никуда". Поэтому, даже здесь.

Хотя, если вы откроете большинство книг, то вы действительно прочтёте там, что это продолжение средневековых турниров. Что ещё в XI веке они уж упоминаются. И вот тут, Михаил, очень важно, что хотелось бы сказать, бал – это церемониал, это событие, имеющее символическое значение. Это как каждый церемониал, будь то военный парад, дипломатический приём, церемониальное застолье, то же самое бал. Должно сказать, какими эстетическими...

Не только эстетическими, но и этическими принципами живёт наша элита. Поэтому бал – это высшая форма общения. То есть закончился рыцарский турнир, рыцарь может умереть, вы знаете, за Господа, за императора, за короля и за прекрасную даму. И вот бальный паркет – это продолжение поля брани. Если был турнир, то это ристалище. И вот здесь он должен каждым своим жестом подчеркнуть... Ну, вы знаете, например, что во времена Ричарда Львиное Сердце дамы могли присутствовать при взятии Иерусалима. То есть, присутствовать при... Умереть на глазах прекрасной дамы – это... И вот этот бальный паркет – это продолжение поля боя, но только теперь это битва за руку и сердце прекрасной дамы.

И даже поклон, когда я объясняю своим ребятам, что такое поклон – склонение головы перед кем-то, вы за этого человека готовы отдать жизнь. Значит, вы склоняете голову перед женщиной, вы должны быть готовы отдать за неё жизнь. И танцы на балу, и поведение на балу говорило о чём? Вот мы с вами в этом зале, мы – элита. Сюда не придут другие со стороны. Это потом, в XIX веке начнутся профессиональные балы, сословные балы. О тех временах... Мы демонстрируем манеры, отражение добродетели. Благородные манеры, признак благородной души и просвещённого ума.

Очень бы хотелось мне сказать, что наша современная так называемая элита тоже помнила об этом, что церемониал может повысить их рейтинг, а может очень сильно его понизить. Что интересно, что наши предки, не имея таких средств массовой информации, постоянно об этом помнили.

БЫКОВ: Может быть, поэтому и помнили, что не имели такого количества средств массовой информации?

ЗАХАРОВА: А сейчас не стесняются, к сожалению. А помнить надо об этом.

БЫКОВ: А вот всё-таки, я смотрел источники, нашёл там, что в XIV веке зафиксировал, если формально подходить к вопросу, бал в полном смысле этого слова во Франции, если я не ошибаюсь.

ЗАХАРОВА: Пир фазанов вы имеете в виду? Ну, это Маргарита Васильевна Рождественская пишет об этом. Опять же, повторяю, у меня есть сведения, что уже это XII, даже XI век.

БЫКОВ: Тогда давайте объясним слушателям и мне заодно, а "бал" – это что? Потому что в распространённых популярных энциклопедиях это слово переводится очень нелогично, отстранённо – танцевать. Но, мне кажется, что это всё-таки идёт от немецкого "мяч".

ЗАХАРОВА: Есть такая версия, но я как раз её не очень разделяю. Это опять попытка связать с этими народными, что вот танцы пришли в высший свет из народа. Вот если вам задам сейчас вопрос: что такое кадриль? У нас сразу в глазах ансамбль Моисеева или какой-то другой ансамбль. А я вам скажу другое, и вы, наверное, прекрасно знаете, но не все радиослушатели это знают. Кадриль – это группа всадников в средние века.

И в XVII веке, когда Людовик XIV вводит конные водные карусели, очень популярные во Франции, выезжало четыре кадрили. Каждая кадриль имела свой костюм, своё музыкальное сопровождение. Они делали различные военные упражнения, и судьи выбирали лучшего. Вы знаете, что уникально? Что первая рыцарская карусель в России, а это тоже связано с балами, потому что они заканчивались балами, состоялась в Петербурге в 1766 году. И двумя кадрилями руководил Алексей...

БЫКОВ: Знаменитые карусели Екатерины.

ЗАХАРОВА: Так вот, первой победительницей, кстати, там была женщина – Наталья Петровна Чернышёва, будущая Голицына. Вы скажете: "А как к танцу?" А постепенно. Карусели превратятся в катание дам и кавалеров под музыку в XIX столетии, а ещё до этого, когда сама идея подготовки к рыцарским турнирам начнёт утихать, ну и турниры прекратятся в Европе, кавалеры спустятся со своих скакунов, поставят рядом дам.

И вот настоящая кадриль – это не контрданс, то, что в нашем представлении, то есть стенка на стенку, а это каре. И вот вы со своей партнёршей делаете движение... Кстати, кто занимался фехтованием, тот знает, что многие вот эти движения, "шоссе" и так далее, они идут с фехтования. Потом визави повторяют, потом те, кто справа, потом слева. И вот так военная история, группа всадников со средних веков, потом карусель...

Кстати, могут задать сейчас вопрос: "А вот карусель, которая в парках у нас, механическая..." Она появилась при Петре I в России, и, говоря современным языком, это был тренажёр для рыцарей. То есть вы садились... Вы, наверное, задумывались, почему там лошадки? Потому что вы садились на эту лошадку, вас раскручивали, а вы могли метать копья, кидать мячи в корзины. Это вы готовились к главной карусели. Кадриль, карусель и танец кадриль, которую обожали русские военные, но это была французская кадриль на балах в XIX веке. Потому что главными нашими танцорами были всегда представители гвардии, которых перед тем, как ехать на бал, предупреждали: "Вы едете не отдыхать, а развлекать дам". Вот это рыцарские традиции. Помните, у Марины Ивановны Цветаевой: "Цари на самом бранном поле, и на балу". Вот в чём тут идея.

БЫКОВ: Если мы коснулись темы гвардейских офицеров как главных участников балов с мужской стороны, и традиции одновременно с этим, хотелось бы, чтобы мы на традициях несколько подробнее остановились. На традициях не глобального масштаба, очень известных, а о каких-то локальных вещах, которые, может быть, затёрлись со временем. Вот я, например, знаю, что во всех фильмах, везде у нас показывают офицеров на балах в башмаках. Что, в принципе, правильно.

Но ведь существовали бальные шпоры, а шпоры, как известно, к башмакам не привинчивались. Вот такой момент. Или, что танцевать на балах со стороны мужчин могли только холостые. Именно поэтому только молодые офицеры танцевали, а старые в это время играли в карты, пили там что-то, и их всегда был дефицит при этом. Нет?

ЗАХАРОВА: Дефицит был в Москве. За исключением 1815 года, когда писали современники "Москва плясала до безумия". Гвардия вернулась из похода, был государь, и когда он уже даже отбыл, в Москве просто бывали случаи, когда кавалеров было в несколько раз больше, чем дам. Это для Москвы действительно уникально, потому что гвардейская столица – Петербург, и там это...

Что касается шпор, то я должна вас огорчить, потому что "бренчат кавалергардов шпоры", это всё очень красивые литературные предубеждения. Насколько мне известно, указ о шпорах выходит только в конце XIX века, на бальные шпоры. До этого являться на балы с оружием...

БЫКОВ: Ну, это само собой.

ЗАХАРОВА: Нет, вы знаете, декабристы являлись. Оригинальное поведение свидетельствует о вашем оригинальном образе мыслей. И если вы ходите по улице в жёлтых и зелёных перчатках, являетесь на бал с оружием, и не танцуете, игнорируя дам, это как раз вы и мыслите не так, как это положено. То есть это всё очень серьёзно, в манерах отражаются добродетели. То есть невербальный язык общения, язык жеста, взгляда, костюма.

То же самое, что денди. Если я вас спрошу, кто такой денди, вы мне чаще всего скажете, как денди одет. То есть, это элегантный мужчина, одетый по последней моде. А вы прекрасно, Михаил, знаете, что денди – это философия жизни, что они говорили про себя: "Даже в лохмотьях можно остаться денди, но с врождённым чувством собственного достоинства". И вот отношение денди к женщинам, а соответственно их поведение на балах тоже было весьма своеобразным.

А вот я всё-таки опять настаиваю. Почему офицеры? Потому что это идут рыцарские традиции, потому что это доказательство... Как говорили поляки: "Женщина рядом с мужчиной – это его знамя". Поэтому сам польский или на французский манер полонез – это не танец, это шествие, где каждый жест кавалера преклонения перед дамой. Но на придворных балах преклонение преклонением, но вы могли сказать, с кем Россия дружит, с кем не дружит, потому что в первой паре шёл император с женой главы дипломатического корпуса, во второй – императрица с главой дипломатического корпуса. А дальше дипломатический корпус выстраивался так, с кем Россия в более тесных отношениях, те ближе, с тем, с кем не очень – дальше.

И вот я всегда буду спорить с нашими господами пушкинистами, которые там чего-то придумывают, что Пушкин не любил балы, что там Наталья Николаевна... Дело в том, что, согласно его придворному званию, Александр Сергеевич в том же полонезе, как я полагаю, должен был плестись, сами понимаете, где. А амбиции у него было очень велики, мы это знаем, он это не скрывал.

БЫКОВ: Да, о камергерском ключе мечтал, да.

ЗАХАРОВА: Поэтому всё это очень серьёзно. И вот, когда был последний придворный бал Российской империи, а это был 1904 год, то почти все европейские газеты напишут, что японского посла на балу не было. Вот, что такое бальный церемониал, за ним следила внимательно вся Европа. С кем император, как выстраивается шествие и так далее.

И существовали очень чёткие градации, то, что я пытаюсь объяснить в Москве, но никак не могу, между балом и танцевальным вечером. Вот на танцевальном вечере, как вы правильно сказали, танцуют дамы и кавалеры всех возрастов, игры, шарады, песни, всё, чего хотите. Бал – никаких выступлений, никаких игр, никаких песен. Жёстко разработан церемониал. И вот этот бал, который будет сейчас, я надеюсь, в Стрельне, он тоже начнётся гимном.

БЫКОВ: Каким?

ЗАХАРОВА: Ну, они хотят современным российским. Если будет посол Англии и Франции, то английским и французским. А потом даже есть версия "Боже царя храни". Насколько это будет – я не знаю, но вот это есть.

БЫКОВ: Больно мудрёно получается.

ЗАХАРОВА: Да. Меня спрашивают: "А вообще гимны открывали балы?" Да. Легендарный бал 1878 года в помощь раненым офицерам Русско-турецкой войны. Я о нём подробно в книгах пишу, и у меня даже в одной из них есть полные гравюры с этого бала. Он начинался гимном, причём по просьбе собравшихся гимн прозвучал дважды.

И деньги собранные, тут же раздавались по окончании бала. Все мыслимые и немыслимые прогнозы превысил сбор пожертвований. И тут же половина средств ушла нашим раненым офицерам, а половина – нуждающимся членам французской колонии.

БЫКОВ: О систематике балов хотелось бы поговорить боле подробно, и мы это обязательно сделаем в третьей части, после того, как послушаем новости на "Финам FM".

Новости.

***

БЫКОВ: Добрый вечер. В эфире радио "Финам FM" программа "Вот такая история". Это программа для тех, кому дорога история нашего отечества. В студии автор и ведущий Михаил Быков. В гостях у нас сегодня доктор исторических наук, профессор Оксана Юрьевна Захарова. Мы говорим о русских балах.

Прежде чем, мы продолжим на эту тему, и я задам вопрос, на котором мы прервались, хотелось бы задать вопрос нашим слушателям, которые могут на него ответить по телефону 730-73-70. А вопрос очень простой: кто-нибудь из вас в балах участвовал? Имеет себе представление, что это такое?

Пока будете воспоминать, мы продолжим. Итак, структура балов. Насколько я понимаю их можно структурировать по социальному признаку, потому что были императорские балы придворные, были балы, которые давали высшие сановники, знать. Были балы, потом они появились уже в XIX веке, не знаю, как в России, кстати говоря, появились ли, общественные балы.

Можно структурировать балы и по смысловому признаку, то есть бал как, собственно, бал, или бал как маскарад, или бал благотворительный, который нёс более сложную нагрузку. В чём я прав, в чём я не прав?

ЗАХАРОВА: Фактически во всём, кроме смешения с балом-маскарадом. Маскарад ни в коей мере не ставьте на одну...

БЫКОВ: Это не я, это Лермонтов! Извините, шутка.

ЗАХАРОВА: Ну, Михаил Юрьевич, ваш тёзка, ему всё позволительно. Простим! Дело в том, что как раз-то маскарад, когда вы одеваете масочку, все сословные различия и вся иерархия стирается. Поэтому я никогда не соглашусь с Юрием Михайловичем, царствие небесное, при всём уважении к нему, но во многих вещах я с ним согласиться не могу, в том числе, что на балу стирались сословные различия. На балу всё это очень жёстко выдерживалось, потому, что это церемониал.

Я вам привела пример полонеза. А вот когда вы уставали, и вы одевали масочку, вот тут-то и начиналась вот эта самая игра, когда императрица могла инкогнито появиться в маске, и можно было, даже догадываясь, что это императрица, немножечко побегать за ней где-то по залу и за фрейлинами. Только никогда не сравнивайте шалости, которые мы видим в наших сериалах, с шалостями, которые... Потому что шалость, например, три раза подряд пригласить даму на танец, и вы обязаны делать ей предложение. Вот это вот уже была шалость. Сейчас об этом даже... Что это уже такое было вообще-то преступление. Или барышне, которая ни с кем не помолвлена, принять приглашение на мазурку.

Вспоминая Михаила Юрьевича, всё-таки не могу не вспомнить этот весьма прискорбный случай, когда госпожу Сушкову он пригласил на мазурку, а мазурка это объяснение в любви, это настоящее объяснение в любви. А она была помолвлена, а он её пригласил, и после ей предложение не сделал. И несчастная Сушкова на два или на три года в деревню страдать. То есть девушка была опозорена. Вот, что означало нарушить светский этикет.

БЫКОВ: Я бы всё-таки уточнил, что это был ответ Михаила Юрьевича Лермонтова на отношение Сушковой к его первоначальным ухаживаниям. Это была такая изящная месть.

ЗАХАРОВА: Давайте о поэтах судить по стихам. Потому что, Михаил Юрьевич, как только мы вспомним, как Александр Сергеевич позволил себе однажды в чём придти кое-куда на приём. Когда мне бабушка об этом в детстве рассказывала, я не верила. А потом, когда в источнике прочла – изумилась. Поэтому, когда начинаешь трогать их личности и так далее... Всегда мы любим в России идолов создавать себе. Они нам оставили стихи, они нам оставили произведения. Будем читать и думать.

Что касается вот этих, повторяю, церемониалов, это всё очень-очень жёстко. Но были так называемые костюмированные балы. Вот костюмированный бал был более церемониалом, чем бал. Я приведу вам пример. Начало 50-х годов XIX  века, Москва, бал в Благородном собрании... Ну, здание Дома профсоюзов так называли, сейчас, слава богу, все уже знают, где это находится. Представьте себе, пожалуйста, одна кадриль представляла собой собрание всех народностей Российской империи. То есть все губернии в национальных костюмах шли в кадрили так, чтобы сверху читался полный титул императора.

Возглавлял процессию Киев, Москву представлял граф Растопчин, шла Польша... Ну, понятно, что не только шли губернии, но и наместничества российские все шли. Вот, что такое костюмированный бал церемониал. Повторяю, а сверху читался титул императора. Все в костюмах, представляющих каждый свою губернию.

"Чёрный бал". Вот мне удалось найти эти данные в Государственном архиве Российской Федерации. "Чёрный бал" конца 80-х годов XIX века. Смерть эрцгерцога австрийского. Как русский двор решил сие "отметить"? "Чёрный бал". Как, знаете, в детском анекдоте. Все дамы в чёрных платьях, только белый жемчуг, кавалеры в чёрных фраках, и танцуют под музыку венского вальса. Вызов, и вызов очень жестокий.

Здесь же "Изумрудный бал". Изумруд – цвет надежды. Все дамы в изумрудном. То есть, идёт символика. Были "Розовые балы", "Белые балы" в России. Последний костюмированный бал, как вы знаете, 1903 год, когда вся наша элита пришла в костюмах XVII века. И произошёл парадокс, то, от чего отказались в своё время, по сути, последний костюмированный бал в Российской империи, 1903 год. И костюм императора Николая Александровича, в котором он был на этом балу, вы в Оружейной палате тоже можете увидеть. Вот что значит символ, вот, что значит церемониал.

БЫКОВ: И всё-таки мы как-то больше о дворянстве, об элите. А народ попроще имел доступ к такой форме?

ЗАХАРОВА: Спасибо за вопрос. Танцы преподавались во всех частных казённых учебных заведениях Российской империи. Возникает вопрос, почему? Потому что наши предки считали, что танцы, верховая езда, фехтование и гимнастика способствуют нравственному облагораживанию личности. Обратите, пожалуйста, внимание, сейчас многие отдают детей заниматься спортом. Ну, здоровье – это святое, но, будем говорить честно, чтобы от теннисной ракетки не только мячик отскакивал, но и какие-то денежные знаки в разные стороны с годами.

БЫКОВ: Тем более что здоровья никакого к этому моменту не остаётся.

ЗАХАРОВА: Да. Наши предки считали, что образование это для добродетели, и занятия спортом для добродетели, понимаете. Поэтому танцы преподавали везде. И когда легендарный Йогель давал почти через 50 лет своей педагогической деятельности в Москве балы, там негде яблоку было упасть. Мамы приводили дочерей, а иногда приводили внуков и внучек своих. Понимаете, это было действительно...

Но, мне когда-то из Казани привезли выписку из "Казанского листка" где-то 60-х годов XIX века, где корреспондент сравнивает бал в купеческом собрании и бал в дворянском собрании. То есть, все давали, но всё-таки смотрели на то, как происходит в дворянском собрании. И до мельчайших подробностей изучали. Потому что всё-таки вкус, манеры... Не люблю слово "элита", да простят меня ваши коллеги журналисты, потому что "элита" в переводе с французского "лучшие, отборные". И это понятие появилось потому, что я высоко сижу, далеко гляжу и большой счёт в банке. А в России-то, если... Во-первых, никогда не встретить такого слова, "я принадлежу к элите". Ужас какой-то!

БЫКОВ: Ну, я представляю себе князя Голицына, который говорит: "Я принадлежу к элите".

ЗАХАРОВА: Ну и всё, и больше он ни в один дом не войдёт, его отправят на воды оздоравливаться. Опять же, повторяю, это очень важно, потому что много-много говорю, но это не слышат. Благородные манеры – признак благородной души и просвещённого ума, в манерах отражаются добродетели. Если вы назвались светом, само слово "свет", вы несёте свет в массы. И начинаете-то то вы нести, как вы вошли, как вы общаетесь, ваши манеры поведения, а потом потихоньку...

Кстати, декреты Французской революции были о многом, но в том числе запретить обращение на "вы", только на "ты", запретить мужчинам снимать шляпу в помещении, запретить обращение "господин", только "товарищ, гражданин". Мы всё это пройдём, но всё-таки история должны чему-то учить. Хоть я и говорю, что она не учит, но надо думать об этом и учиться тоже надо.

БЫКОВ: Ну вот, как я понимаю, после 1917 года слово "бал" вообще исчезло из лексики. Я думаю, что человек, который в каком-нибудь 37-м году попытался бы организовать бал в отечестве, наверное, танцевал бы в другом месте и другим образом очень быстро. Но, тем не менее, слово сохранилось в связке "выпускной бал".

ЗАХАРОВА: Да, это ещё одна отдельная тема. Но я всё-таки хочу сказать вот что...

БЫКОВ: Извините. Из того, что вы сказали перед этим, у меня возникает ощущение, что к выпускным балам вы относитесь, мягко говоря, нервозно.

ЗАХАРОВА: Да нет, нервозно я ни к чему не отношусь, иначе бы в кадетском корпусе работать пришлось. С молодёжью нельзя нервозно ни к чему относиться, они всё это чувствуют. Скептически отношусь, потому что... Ну, я просто объясню, в чём дело. На самом деле после 17-го года, слава богу, не всех людей уничтожили, которые заканчивали лицеи, гимназии и слушали профессоров дореволюционных. Поэтому танцевальная культура была, была. И, вы знаете, один из моих любимых самоучителей танцев – это, по-моему, 50 какой-то там год. Вот полонез вы вряд ли увидите там, а всё остальное... Культура была, и преподавали танцы в Суворовских училищах.

И мне рассказывали старые москвичи, как в 37-м году ночью ждали ареста, но вечером после работы туфельки и в "Метрополь". В "Метрополь" пускали тогда танцевать. Представляете, такой парадокс. И, кстати, в 35-м году долго дебатировался вопрос о том, как отмечать 8 марта. "Давайте вообще в Кремле устроим банкет". Вот откуда пошла традиция 8 марта банкетом-то отмечать. В 35-м году Сталин устроил приём в Кремле для передовых женщин-работниц. Очень долго обсуждали, в каких платьях придти, но всё-таки решили, ладно, пусть там это всё.

Но, когда кто-то посмел в 35-м году на этом приёме поставить фокстрот, Сталин в бешенстве подбежал к патефону и разбил эту пластинку. Будённому – гармошку, и он стал под гармошку... Все стали радоваться жизни, потому что буржуазным танцам нет места на советских приемах. То есть, и здесь было подтверждено то, что я говорю – это церемониал.

Что касается выпускных балов, то я многих расстрою, но в дореволюционной России... Вообще-то, я думаю, мне не попадались источники, чтобы завершение гимназии, лицея или чего-то отмечалось. Как это всё отмечалось? Приходили преподаватели, родители, и вот юные дарования в присутствии уважаемым мама и папа, к которым многие обращались на вы, и уважаемых преподавателей, и показывали, чего они достигли за годы обучения. Девочки могли потанцевать, сыграть на фортепиано. В соседней комнате выставки вышивок и всевозможных поделок.

Но, как я пишу в одной из своих книг, может быть, весьма резко, вот этого обсуждения, по сколько сбрасываться и где детей кормить – в школе, в поле, на теплоходе, на пароходе... В чём их заслуги? В том, что они школу закончили? И вот тогда родители считали, что ещё впереди будет первый бал, всё будет впереди. Сейчас же нужно показать, чему мы научились за эти года. Пусть устраиваются. Но если выпускные готовятся, может быть, хотя бы накануне с детками позаниматься, научить их нескольким танцам. У меня был такой опыт.

БЫКОВ: Так они умеют танцевать-то, только немножко другое.

ЗАХАРОВА: Вы знаете, тоже могу разочаровать наши представления. Я помню, как меня попросили позаниматься, это были кадеты наши доблестные. И вот закончилась первая историческая часть с историческими танцами, а дальше радостные взрослые выскакивают и говорят: "Ну а теперь, дети, будет дискотека!" На меня удивлённо все смотрят и говорят: "А зачем? Оксана Юрьевна, а нельзя вот ещё котильонов, можно мы при свете потанцуем?" Я говорю: "А как же мрак, а как же танцы во мраке?" "А мы не хотим".

Понимаете, в чём дело, если вы всю жизнь едите гамбургеры и не знаете, что такое первое и что такое второе, приготовленное мамой, то конечно, вы откажетесь от первого и от второго. Они не знают, что есть что-то другое, что есть другая форма общения, что есть танцы при свете, а не в темноте.

Вы можете мне сейчас задать такой вопрос: "Ну, Оксана Юрьевна, вы сейчас общаетесь с какими-то элитными кадетами". Нет, я вам рассказывала, Михаил, вот сейчас я занималась с ребятами из строительного колледжа. Это, по сути, в прошлом строительное ПТУ. Когда они пришли ко мне, то мы делали с ними бал с моими девочками кадетского корпуса и с ними. Я думаю: господи, неужели получится? Вы знаете, как получилось? Вот у нас сейчас не было занятия, а они спрашивали: "Всё?" То есть надо показать молодёжи, что есть что-то другое, а потом уже судить, что они любят, а чего не любят. Если ты не знаешь, то, как же ты судить можешь?

БЫКОВ: Ну да, выбор – святое дело, конечно. Что вот тут мне подвернулось-то, когда я готовился к сегодняшней встрече. Мне подвернулся такой документ "Бал посвящённый 20-летию Российского дворянского собрания". Уже само по себе здорово 20-летие Российского дворянского собрания. Мне интересно, кто такую формулировку родил, потому что, насколько я понимаю, Российскому дворянскому собранию...

ЗАХАРОВА: Да, вроде побольше чуток!

БЫКОВ: Да. Как и русским балам лет на 200-250 побольше. Но бал, кстати говоря, прошёл 16 мая в Москве. Приглашали явиться в платьях в стиле ампир, строго. Ну, а дальше вот, что меня заинтересовало, это подбор танцев: полонез, фигурный вальс, падеграс, полька "Тройка", потом вальс, кадриль "Дитя", падекатр, вальс "Миньон", падепатинер, вальс с цветком, испанский вальс, лендлер, французская кадриль (шесть фигур), менуэт, мазурка, русская кадриль, венгерский бальный, триоле. 19 позиций.

Кстати говоря, если кто-то из наших слушателей сможет хотя бы 10 из них расшифровать по телефону 730-73-70, мы будем очень рады. В общем, всё выглядит очень серьёзно, но современный мир, наверное, от такой классической жёсткой формы далёк уже. Может быть, искать компромисс какой-то?

***

ЗАХАРОВА: Я тоже считаю, что надо его искать. Но, что касается Москвы, то сейчас в Москве наблюдается так называемый бальный бум. Почему "так называемый"? Потому что всё, что устраивается в Москве, я считаю, к балам имеем весьма приблизительное отношение. Это танцевальные вечера. Где-то лучше, где-то хуже.

Но бал, вот я пытаюсь говорить, и вы прекрасно, надеюсь, понимаете, то есть церемониал – должна быть идея, сюжет и демонстрация неких этических принципов, которые данная группа демонстрирует тем, кто в эту группу не входит. Вот что для нас с вами святое, простите, если так громко, но действительно это было так. Вот мы приводили сегодня исторические примеры. Всё остальное – это милые и хорошие танцевальные вечера. Но, если учесть, что у многих это поставлено на коммерцию, и что люди покупают билеты...

БЫКОВ: Да, тут цена есть – 700 рублей.

ЗАХАРОВА: А ведь продавали билеты на какие балы? На благотворительные. И вот то, что я и говорила, и тут же иногда в зале эти деньги и раздавались. Потому что, если вы мне скажете: "А как же расходы на придворные..." Пардон, это придворное ведомство несло, министерство императорского двора вело. Если князь Юсупов устраивает – это его проблемы, князь Голицын – это его проблемы. Но князь Голицын не имеет права продавать билеты, предположим, на бал, дабы с этого получить какой-то доход. Он может устроить... Ну, это отдельная тема – благотворительные балы в России.

Поэтому в Москве проходят танцевальные вечера. Но почему боятся писать в билетах "танцевальный вечер", потому что, наверное, билет вы не купите, а если будет написано "бал" – купите. Что касается собрания, то я не буду говорить про современное собрание, бог с ними, но я помню 90-е годы, когда всё это начиналось, и своего покойного учителя Анатолия Гавриловича Елагина я не забуду никогда, царство ему небесное. То есть попытки сделать были.

А сейчас, повторяю, не судите, да не судимы будете. Ну, танцуют люди, собираются. Пусть уважают там друг друга, пусть не говорят друг другу гадостей, пусть несут свет другим людям, как это было принято когда-то, пусть не будет там дрязг, пусть всё будет тихо и мирно. Чтобы Москва не обсуждала очередные склоки, очередные какие-то... Вот тогда это будет оправданием того, что есть.

БЫКОВ: Ну, как я понимаю, танец – это дошедшая до нас издревле форма коммуникации.

ЗАХАРОВА: Да, танец – это зеркало времени, как говорили наши предки. Человечество двигается по своей истории танцевальным шагом. То есть каждое время выдвигало свой танец, потому что в этом отражение времени. И я за исторические танцы, потому что это дань уважения, потому что есть очень милые танцы, которые молодёжь очень быстро берёт, тот же падекатр милейший. Кстати, с падекатром...

БЫКОВ: А можно в двух словах, что это?

ЗАХАРОВА: Всё очень просто. Вы за ручки берётесь, кавалер и барышня лицом друг к другу. Потом чуть-чуть одной ножкой скользите в сторону, выворачиваетесь, потом танцуете вальс. То есть, по сути, это вальс, но у прелюдии вальса есть некое движение. То же самое миньон, то же будет вальс, но перед вальсом некое красивое движение, которое украшает. Эти все танцы будут популярны в России в конце XIX – начале XX века.

Но, интересная деталь, смотрите, насколько всё серьёзно. В 1837 году наследник, будущий Александр II совершает путешествие по России, и вот император Николай I даст ему очень жёсткую инструкцию, как себя вести, что посещать и так далее. И вот там, наряду с фабриками, заводами, то есть всем таким серьёзным, на балы только в губернских городах, танцевать только полонезы и кадрили, на ужин не оставаться, нигде больше приглашения на балы не принимать.

Он объехал всю Россию, до Тобольска доехал. Где его потряс, какой бал его потряс более всего вкусом и так далее? Вряд ли угадаете. Не Москва, не Петербург, не Киев. Он напишет: "Харьков поразил и вкусом, и туалетами дам..." То есть, харьковское дворянство всё затмило. Представляете, какая жёсткая инструкция? Танцевать определённые танцы...

БЫКОВ: Там очень серьёзные полки стояли, кстати, в Харькове. Было кому танцевать.

ЗАХАРОВА: Да. То есть, какие танцы танцевать, на какие балы ходить. Очень жёстко: никаких уездных городов, никаких ужинов, ничего.

БЫКОВ: А с набором танцев? Вот кто-то думает, что был очень жёсткий список в обязательном порядке. С другой стороны, известно, что варьировался подбор предлагаемых танцев. Кто-то этим всем регулировал?

ЗАХАРОВА: Да, конечно. Потому что, например, всеми нами любимый вальс сравнивали с курением табака, с эпидемией насморка. Но уже... Вы знаете, что у нас же чем больше запрещают, тем лучше удаётся. Уже в 1805 году французы писали: "Русские барышни так танцуют вальс, что француженкам до них далеко". В Вене разрешалось вальсировать не больше 11 минут. На балах немецких кайзеров вальс был разрешён только в конце 80-х годов XIX. Потом такая же участь постигнет танго, которое будет образцом разврата и распутства в начале ХХ века, а теперь это считается классическим танцем бальным.

Но, опять, смотрите, в начале ХХ века в Москве работали подпольные классы по изучению танго. И часто про Москву писали, что в Москве главный цвет – оранжевый. Оранжевый цвет танго. То есть классы были. Но, повторяю ещё раз, что танец – зеркало времени.

Поэтому у меня мечта, что всё-таки когда-то в Москве будут балы, которые... Да, мы отдадим дань уважения прошлому, но, господа, нужно двигаться вперёд, нужно брать всё лучшее, но нужно идти вперёд. Тем более, понимаете, мы, уже потерявшие вот эту культуру общения, вот эту высшую форму радости человеческой, это общение, это творчество, весьма даже зачастую смешно смотримся. То есть мы можем это всё взять, но что мы оставим? Вперёд, наши танцы, развиваться, нужно двигаться вперёд.

И у нас ещё живы, слава богу, прекрасные специалисты в ГИТИСе том же. Нина Фёдоровна Дементьева, Алла Николаевна Шульгина. Почему-то, вы знаете, парадокс, Михаил, многие люди, которые восстанавливают в Москве эти балы, не обращаются к ним. Они мне даже жалуются: "Почему к нам не приходят?" Ну, считают, что всё могут, всё знают.

БЫКОВ: Ну, может быть, если делать настоящее, то это труднее, чем сделать фальшивку? Скорее всего, в этом причина, да?

ЗАХАРОВА: Конечно, конечно.

БЫКОВ: А главное, ты же неизбежно подвергаешься оценке профессионала, критике, стало быть.

ЗАХАРОВА: Да. Поэтому пусть танцуют. Даже, по-моему, наш президент уже сказал, что надо, давайте танцевать. Я вообще считаю, что настало время вспомнить именно то, что танцы преподавали во всех частных и казённых учебных заведениях Российской империи. Когда программы по физической культуре иногда составлены так, что непонятно, для кого они составлены... Вот у нас сейчас реформа идёт образования, так почему же не ввести хотя бы раз в неделю уроки танца?

БЫКОВ: Вы у меня, собственно, похитили мысль. Я как раз хотел сказать о том, что, когда я был 7-летним мальчиком и поступил в 1-й класс обыкновенной московской средней школы, у нас был предмет "ритмика". Нас водили по физкультурному залу в полонезе, всё как положено. Правда, девочек было значительно больше, чем мальчиков, поэтому мы выросли гордыми и самодостаточными. Но уже во втором классе я этого предмета не помню.

Кстати, был и второй предмет. Я не помню точно, как он назывался, но смысл... Воспитание или этика поведения. Ножом, правда, пользоваться не учили, но здороваться правильно, протягивать руку, кивать и так далее, смотреть в глаза – это всё было. Куда это всё потом делось – непонятно.

И вы абсолютно правы, говоря и о физической подготовке сегодняшних школьников. Почему мы замыкаемся в этом бесконечном прыгании через "козла", подтягиванием на канатах и беге по периметру спортивного зала? Танец – прекрасный способ вырасти здоровым и крепким.

ЗАХАРОВА: Хотят ребята, хотят.

БЫКОВ: Это же дыхание в первую очередь, а вся физкультура начинается с дыхания.

ЗАХАРОВА: Конечно. Вспомните "Юнкера" Александра Ивановича Куприна. Позанимайтесь 3 часа – нагрузочка не слабее, чем фехтование. Кстати сказать, хочу вспомнить слова Анны Фёдоровны Тютчевой, вот я всегда говорю для романтиков: "Этикет создаёт атмосферу всеобщего уважения, когда каждый ценой свободы и удобств сохраняет чувство собственного достоинства". А для прагматиков, которые слегка ухмыльнулись при этих моих словах, пожалуйста, слова господина Рокфеллера: "Умение общаться – такой же покупаемый за деньги товар, как сахар и кофе. Но я готов платить за этот товар больше, чем за любой другой в этом мире".

БЫКОВ: Насколько я знаю, Рокфеллеры балы проводят.

ЗАХАРОВА: Да. Но это сейчас они уже прошли. Они многое прошли, как и наши Демидовы, Строгановы, которые из купцов, из кузнецов, а потом Европе показывали... Кстати, вспомните фразу генерала Мосолова, который писал, что "когда я смотрю фильмы..."

БЫКОВ: Я просто поясню слушателям. Генерал Мосолов при дворе Николая II служил, возглавлял канцелярию.

ЗАХАРОВА: Да. "Когда я смотрю фильмы о блеске русского двора, мне хочется смеяться". Это в смысле того, что у нас был такой вкус и такой свет, который задавал тон Европе. Сейчас я вспомнила событие начала 2000-х годов, если не ошибаюсь, когда, помните, все газеты вспоминали дягилевские сезоны начала ХХ века и другие французские сезоны, которые мы устроили. Там уже другие были сезоны, другие герои. По-моему, как раз это очень хорошая картинка в наше время.

Но, повторяю, я не хочу быть пессимистом, я работаю с молодыми ребятами и в кадетских корпусах, и многие меня просят. Они тянутся, они хотят получить что-то светлое и хорошее. А вот что мы им даём – это уже другой вопрос.

БЫКОВ: Ну что ж, пора подводить итог. Что мне вспомнилось? Вспомнился знаменитый фильм Сергея Фёдоровича Бондарчука "Война и мир", вспомнился неслучайно, потому что бал называется "Война и мир". Фильм замечательный, на мой взгляд, и зря себя корил великий актёр Тихонов, всё равно лучшего Андрея, наверное, уже не будет, князя Андрея я имею в виду.

Но вспомнился мне этот фильм по другому поводу. Сцена бала, на которую было потрачено уйма сил, денег, талантов. Наверное, бал был показан хорошо, по крайней мере, атмосфера была создана. И девочки, мои одноклассницы, они себя строили под Наташу Орлову, была романтика, они мечтали именно так познакомиться со своим суженым-ряженым, а вовсе не на тёмной дискотеке. Но князь Андрей появился на этом балу, как все помнят, в белом мундире со знаками различия кавалергардского полка, в белом полковничьем мундире. Юмор в том, что существовал у кавалергардов другой бальный мундир – красный.

ЗАХАРОВА: Да, конечно.

БЫКОВ: И появиться в белом мундире князь Андрей никак не мог. Это я к тому, что даже в мелочах нашу историю надо блюсти, даже таким людям, как Сергей Фёдорович Бондарчук. В белом, конечно, тоже красиво, но так хочется, чтобы современные балы, если они возрождаются, были настоящими, а не дискотеками, прикрытыми этим красивым и коротким словом "бал".

До свидания. Вы слушали программу "Вот такая история". Но это ещё не всё!